В.А. Пешехонов. "Далёкое и близкое" -» Часть 12

О городе / История   Admin
ЧЕРЕПА И ЗВЕЗДЫ



В 1717 году английские «вольные каменщики» создали «Великую ложу», устав которой предписывал ее члену не быть «ни глупым атеистом, ни безрелигиозным вольнодумцем». Масоны задумали преобразить мир на основе духовного самосовершенствования. Они отрицают церковную догматику и признают Бога лишь как «великого архитектора вселенной». Они провозгласили утопическое объединение людей на началах «любви, братства, равенства и взаимопомощи» и приступили к созданию тайной, всемирной организации, несмотря на то, что в окружающей природе нет ни желанного равенства, потому что она удивительно разнообразна и строго иерархична, ни бессодержательного братства, ибо нравственное чувство всегда избирательно.
  В России первые масонские ложи появляются в начале 1730-х годов. Екатерина II, обладая ясным и рациональным умом, отвергла масонское учение. По ее словам, она перечитала масонскую литературу и нашла в ней одно «сумасбродство». Усиливающуюся деятельность масонов, особенно в Москве, она связывала с распространением «возмутительного» революционного духа. Пропагандистская деятельность Николая Ивановича Новикова /1744-1818/, в 1776 году возглавившего петербургскую масонскую ложу, выпускавшего просветительские книги в арендуемой им московской университетской типографии и с 1777-го по 1785 год издававшего масонско-мистические журналы «Утренний свет», «Московское ежемесячное издание», «Вечерняя заря» и «Покоящийся трудолюбец»; появление в России берлинских масонов Шредера и Шварца, которые учредили орден Злато-Розового креста; явные попытки масонов, используя архитектора Баженова, сделать «вольным каменщиком» наследника Павла Петровича — все это представлялось Екатерине II звеньями одной цепи. Было ясно, что Германия через масонские ложи стремится влиять на политику России.
  Екатерине II надоели всякие подпольные и полуподпольные организации, и в 1792 году она разогнала масонские кружки, а Новикова приговорили к заключению в Шлиссельбургской крепости на 15 лет.
  Император Павел I в 1796 году, взойдя на престол, издал указ о его освобождении. Масонские ложи снова расцветают и множатся.
  В 182I году масонские организации запретил император Александр I. /1777-1825/.
  Временное правительство масона Александра Федоровича Керенского в 1917 году состояло, в основном, из его коллег — масонов. А после октябрьского переворота масонство в России снова запретили.
  В масонские ложи вступали самые разные люди: ироничный философ и спорщик Вольтер; инфантильный и склонный к алкоголизму император Петр III; архитектор и педагог В.И. Баженов; бесподобный Моцарт; упорный книгоиздатель и просветитель Н.И. Новиков; историк и сентиментальный писатель Н. M. Карамзин; высокопоставленный жандармский чиновник А. X. Бенкендорф; поэт и переводчик В.А. Жуковский; решительный и безжалостный декабрист П.И. Пестель; радикальный мыслитель и мистик П.Я. Чаадаев; несгибаемый сатирик М.Е. Салтыков-Щедрин; выпивоха и патриот У. Черчилль, а также 15 президентов Соединенных Штатов Америки.
  У архитектора Василия Ивановича Баженова /1737-1799/ родился небезопасный и смелый замысел кардинальной перестройки Московского Кремля: кремлевская территория меняла свои очертания и должна была превратиться в геометрически правильный, символический масонский треугольник. Уже на строительные работы выделили немалые деньги «по новому ранжиру». Уже подрыли кремлевский холм, отчего мог разрушиться Архангельский собор. Но нежданная эпидемия чумы и война с непокорными турками остановили неуемного новатора и реформатора, и к 1775 году экспериментальное строительство прекратили. Однако в 1777 году, пускай не в Белокаменной, но недалеко от Москвы, в селе Виноградове была построена и открыта уникальная, единственная в России, в основании не круглая, не квадратная, а треугольная, православная Владимирская церковь. Историки пока не нашли ни одного документа, который бы назвал ее архитектора. Но вполне возможно, что масон А.И. Глебов, подчиненный и приятель масона Петра III-го, попросил масона В.И. Баженова спроектировать такое необычное культовое сооружение.
  В 60-х годах 20-го века в мире насчитывалось более 8 миллионов масонов. Но сколько их сегодня, никто достоверно не знает. Они до сего дня не допускают на свои собрания ни девушек, ни женщин, полагая, что прекрасные представительницы слабого пола не только навредят давно и умело отлаженной конспиративной работе, но и помешают углубленному и плодотворному обсуждению вопросов религии, философии и искусства и дальнейшему развитию мужского интеллекта. Последнее утверждение довольно спорно. Согласно древнегреческому мудрецу Платону, эрос, любовь между мужчиной и женщиной, является движущей силой воображения и мышления.
  Талантливые женщины все-таки иногда добивались отмены интеллектуальной и половой дискриминации. По сообщению опытного исследователя долгой истории масонства, который знакомился с архивными документами, Андрея Ивановича Серкова, руководительницей парижской ложи «Аврора» в 1929 году была Е.А. Нагродская. Она уделяла исключительное внимание масонским ритуалу и символике, полагая, что ритуал важен как некое магическое сочетание действий. Пришедшая ей на смену в 1930 году А.X. Сыртланова ставила знак равенства между масонством и теософией.
  Теософия — не религия в привычном понимании, а синтетическое знание, утверждающее соединение науки, религии и философии. Но она — не религия и в религиозном аспекте, поскольку являет собой синтез единой, сокровенной, или изотерической, сущности всех великих религий.
  При Сыртлановой в масонской мастерской подавляющее большинство составляли «молодые барышни». В 1936 году досточтимым мастером «Авроры» стала писательница Т.В. Гревс. В 1939 году в ложу была приглашена теософка Е.Е. Федоренко, которая прочитала доклад об автобиографической повести прозаика М.А. Осоргина «Вольный каменщик», вышедшей в Париже в 1937 году.
  Михаил Андреевич Осоргин /1878-1942/ родился в Перми в обедневшей дворянской семье. Первый рассказ он опубликовал, будучи учеником седьмого класса гимназии. В 1902 году окончил Московский университет, потеряв учебный год потому, что его высылали в родные края за участие в студенческих волнениях. Наконец он поселился в Москве и получил долгожданное звание присяжного поверенного. Свою революционную деятельность Осоргин оценивал довольно скромно: «Я был в революции незначащей пешкой, рядовым взволнованным интеллигентом». Но в его квартире была явка, заседал комитет партии левых эсеров, надежно хранились типографский шрифт и оружие и укрывались беглые. Он никогда не отказывался от идеалов своей революционной молодости.
  В декабре 1905-го года Осоргин оказался в Таганской тюрьме, откуда вышел через полгода. Вышел и бежал, поначалу в Финляндию, а после — в Италию. Часто писал о своей тоске и мечтал вернуться в Россию. В 1916 году он действительно вернулся — в Петербypг и жил на полулегальном положении.
  Октябрьской революции не принял. В августе 1918-гo года, когда одну за другой закрывали негосударственные газеты, Осоргин и несколько его товарищей открыли Книжную лавку писателей, куда приходили члены Религиозно-философского общества, и где возникло своеобразное рукописно-автографическое издательство.
  В голодном 1921 году Осоргин принял активное участие в работе общественного Комитета помощи голодающим, куда вошли крупные писатели, ученые, врачи, кооператоры и толстовцы. В отличие от неповоротливых государственных образований Комитету удалось быстро развернуть работу и наладить международные связи. Власти восприняли это как удар по престижу большевиков, и через пять недель по приказу В.И. Ленина участники комитета были арестованы. Два с половиной месяца Осоргина, ослабленного и больного, продержали во внутренней тюрьме Лубянки, а затем отправили в дальнюю ссылку.
  Весной 1922-го года ему разрешили вернуться в Москву. Однако летом объявили новый приговор: высылка из родной страны, а в случае неповиновения — расстрел. Высылали на три года, но с устным разъяснением: «Навсегда». Причину не объясняли, но она была ясна: Осоргина подозревали в инакомыслии.
  С осени 1923-го года Осоргин обосновался в Париже, много работал и печатался в газетах и журналах.
  Осоргин был уже немолодым человеком, когда к нему пришел настоящий литературный успех. Его роман «Сивцев Вражек», посвященный судьбе русской интеллигенции, издавался в Париже дважды, в 1928 и 1929 годах, и был переведен на несколько иностранных языков. За ним вышли еще десять книг Осоргина.
  С полным правом он мог сказать о себе: «Вспоминая свои тюрьмы, ссылки, высылки, допросы, суды, всю историю издевательств, каким можно подвергнуть человека мысли независимой, в сущности, довольно ленивого и не заслуживающего такого внимания, — я не думаю, чтобы погрешил слабостью или сдачей, или проявил малодушие, или пытался скрыть свои взгляды и смягчить участь сделкой с совестью. Этого не было».
  Михаила Осоргина посвятили в масонство в 1914 году в Италии. После 1917-го года центром русского масонства, как и в 1815, а затем и в 1905 году, становится Париж, где в самую многочисленную русскую ложу «Северная Звезда» входили художник И.Я. Билибин, писатель и художник П.А. Нилус, писатели В.Л. Андреев и М.А. Алданов. К мастерской «Северной Звезды» в 1925 году присоединился и Осоргин.
  В речи 1931-го года он говорил о предназначении масонства: «Масонство вовсе не система нравственных положений, и не метод познания, и не наука о жизни, и даже, собственно, не учение. Идеальное каменщичество есть душевное состояние человека, деятельно стремящегося к истине и знающего, что истина недостижима. Братство вольных каменщиков есть организация людей, искренне верящих в приход более совершенного человечества. Путь к совершенствованию человеческого рода лежит через самоусовершенствование при помощи братского общения с избранными и связанными обещанием такой же над собой работы. Значит — познай себя, работай над собой, помогай работе над собой другого, пользуйся его помощью, умножай ряды сторонников этой высокой цели. Иначе — союз нравственной взаимопомощи».
  Основной идеей масонского служения для Осоргина было братство. Нужно прежде всего любить не формулы и знамена, а людей, сближение между которыми есть благо.
 
  «Любовь и дружба — вот чем можно
  Себя под солнцем утешать!
 
  И кто любил, кто был любимым,
  Был другом нежным, другом чтимым,
  Тот в мире сем недаром жил,
  Недаром землю бременил».
 
  Так писал масон Н.М. Карамзин, который, однако, в 80-х голах 19-го века отошел от ортодоксального масонства.
  Осоргин считал необходимым условием нравственных поисков полное отсутствие каких-либо догм, ибо на пути познания не должно быть ничего, стесняющего свободу. Важной для него была мысль о том, что вольные каменщики" принимают в свою среду только тех, кто им кажется наиболее подходящим: людей общительных, умственно развитых, нравственно незапятнанных, способных к высоким душевным устремлениям. При этом они не ставят или, во всяком случае, не должны ставить ограничений ни расовых, ни кастовых, ни политических. Основной принцип братства — величайшая терпимость к чужим взглядам и убеждениям, только бы эти взгляды и убеждения были искренними. А чтобы неизбежные различия взглядов не мешали основной работе братьев, — наш орден принципиально не сочувствует обсуждению в братской среде вопросов религиозных и политических, чаще всего вызывающих разлад".
  Позже он написал: «Искусство без символов невозможно. Масонство — есть искусство».
  17-го ноября 1932-го года Осоргин открывает собственную независимую ложу «Северные Братья».
  Известный промышленник, историк и меценат П.А. Бурышкин несколько лет наблюдал за деятельностью Осоргина в масонской мастерской и вскоре написал воспоминания, в которых рассказал, что ложа «Северные Братья» при Осоргине превратилась в организацию единомышленников: «Можно было бы думать, что редкий для эмиграции высокий культурный уровень состава ложи, наличие первоклассных ученых и писателей, с европейской и даже мировой известностью, выдвинут на первое место читанные в ложе доклады и имевшее место их обсуждение, придавшее ложе характер своего рода эмигрантской академии. Но не эта сторона ее работы останется навсегда запечатленной в сердцах тех, кто был в ее рядах перед войной 1939г. Та подлинная братская цепь, которая соединила в одну семью большинство братьев ложи, будет самым дорогим и самым острым воспоминанием жизни ложи».
  Книга Осоргина «Вольный каменщик» вызвала много споров. Ее разбору было посвящено специальное заседание ложи. Тот же Бурышкин писал: «Некоторые указывали, что автор зашел слишком далеко в раскрытии „масонской тайны“; другие считали, что масонство изображено слишком непривлекательно, что может также повредить Ордену. Наконец, было мнение, что свойственный автору слишком субъективный подход к масонству, его задачам и его обрядности должен дать профанскому читателю неверное и худшее представление об Ордене вольных каменщиков» .
  В повести «Вольный каменщик» рассказывается о русском эмигранте Егоре Тетёхине, «почтовом чиновнике в дореволюционной Казани — почти ничто», которого приняли в масонскую организацию. Осоргин подробно описывает масонский обряд посвящения: «Ждать пришлось долго. Глаза Егора Егоровича присмотрелись к полумраку. Было, конечно, очень любопытно, но нестрашно: мишура явная. Скелет не настоящий. Из надписей страшна: „Ты сам таков будешь“. Егор Егорович решился посмотреть, что в вазах: в одной оказалась самая обыкновенная поваренная соль, крупная, грязная и влажная, на дне другой вазы — пропылившийся желтый порошок. Мимо запертой на ключ двери шаркали ноги: рядом с этой комнатой была уборная».
  Обряд совершался в полумраке. Обычно в ложе помещался не скелет, а череп, орнаментированный двумя скрещенными костями и снабженный надписью «Memento mori» — латинское «помни о смерти».
  Осоргин описывает «путешествие» будущего масона, которое символизировало трудности постижения желанной истины: «Его вели под руку с повязкой на глазах, и никогда еще он не казался себе таким неуклюжим и смешным. Может быть, напрасно он, почтенный и пожилой человек, согласился быть участником забавы. Он не знал, нужно ли улыбаться для сохранения достоинства, или это неуместно; и в то же время его нервы были напряжены.
  Дальше было почти страшно, так как он боялся оступиться и упасть. Пол подымался и опускался, ноги запинались о неровности. Он плохо разбирал слова, которые говорились для него напыщенным тоном. Зачем-то ему едва не опалили лицо, затем велели пить горечь, оказавшуюся красным вином, кисловатым и терпким, потом было слышно, как точат ножи, и на минуту Егору Егоровичу пришло в голову, не попал ли он действительно в скверную переделку и не окончится ли все это для него печально. Когда наконец с его глаз сняли черную повязку, он стоял совсем ошалелый и потный и, часто моргая, растерянно переводил глаза от кинжала у сердца к возвышенью комнаты, которое казалось ему ослепительно светлым. Из речи француза Егор Егорович узнал, что он стал учеником и неотесанным камнем и что отесывать себя он должен сам, хотя помогут и другие».
  Таким образом, героя повести посвятили в первую масонскую степень. «Неотесанный камень» — это традиционное название нового члена ложи.
  «Мысли его не укладывались в привычные и простые умозаключения, и в особенности одна, раньше никогда не приходившая в голову, теперь беспокоила и волновала до крайности: мысль о том, что в жизни его завершился этап и предстоит нечто совсем новое».
  Троекратным ударом молотка отмечались начала и концы всех масонских действий и речей. Деревянный или костяной молоток, масонский символ, указывал на необходимость упорной работы над неровностями «дикого камня» и также символизировал душевное равновесие и отрешенность от будничной суеты. Он напоминал и о власти, поскольку молотки были у мастера стула /председателя ложи/ и двух надзирателей. Заседания ложи обычно проводились еженедельно.
  «Когда его, наконец, поздравляют, он смотрит прямо в лицо поздравляющим и ловит в их глазах выражение настоящей приязни, хотя и приправленной снисхождением.
  Выходя из подъезда в толпе замечательных людей, Егор Егорович ищет брата, с которым условился посидеть часок в обычном кабачке за обычным столиком».
  Да, и автор повести любил, беседуя с друзьями, посидеть за бокалом виноградного вина. И нередко Осоргина, азартного картежника, по вечерам долго ждала его жена.
  Масонский циркуль, еще один рабочий инструмент вольного каменщика, напоминал о необходимости строго соизмерять свои поступки с высокими нравственными образцами, чтобы «дикий камень» собственной души обращался в гармоничный и прекрасный «совершенный куб».
  Масонская пятиконечная звезда символизирует развитого человека, распростершего руки и раздвинувшего ноги, чтобы уместиться в ее лучах.
  Осоргин упоминает о семи этапах нового скитания вольного каменщика: «восторг, сомнение, равнодушие, отрицание, новая вера, знание, исповедание».
  Карл Ясперс /1883-1969/, выдающийся немецкий мыслитель-экзистенциалист определял веру такими словами: «Вера — сознание экзистенции в соотнесении с трансценденцией». Люди, обладающие тайными, эзотерическими знаниями, а также авторитетными современными словарями, поймут Ясперса без особого труда. Но философ милосердно разъяснял подразумеваемое значение своей словесной формулы: «Бытие, объемлющее нас, называется миром и трансценденцией. Бытие, которое есть мы, называется существованием, сознанием вообще, духом или же экзистенцией».
  Ну а Михаил Осоргин высказывался попроще: «Никогда печаль не должна завершать строй мыслей вольного каменщика, и даже глубокому трауру должна сопутствовать яркость красок и хотя бы малая радость».
  Осоргинский персонаж радуется тому, что «у него есть свой собственный храм и свой Великий Строитель Вселенной, не пахнущий ладаном, не рожденный от девицы, не обладающий деспотической властью и не посягающий на свободу умозаключений».
  Кроме того, масоны называют Бога «Великий Геометр Вселенной».
  Ленты, или перевязи, вольные каменщики носили перекинутыми через левое плечо к правому бедру и по цвету перевязи определяли степень посвященности своего брата вплоть до высшей 33-й степени. 18-я по счету масонская степень называется торжественно и красиво: «Рыцарь Розы и Креста».
  Время от времени в масонской ложе избирается или обновляется так называемый «офицерский состав» и распределяются выборные должности: председателя, первого блюстителя, второго блюстителя, наставника, секретаря, казначея, брата милостивого, обрядоначальника, эксперта, привратника, знаменосца, хранителя печати и архивариуса.
  Осоргин говорил не только об Егоре Егоровиче, своем герое, но и о самом себе: «Он видел чудо превращения, он приобщился к тайне посвященности. Он сам — маленький конторский служащий, никогда бы не узнавший ни бунта, ни радостей прозрения, если бы благодетельная рука однажды не простерла над ним бутафорский пламенеющий меч, если бы в руку его не сунули долото и деревянный молоток».
  Долото тоже необходимо масону для работы над душой.
  При входе в масонскую ложу обычно стояли стражи или надзиратели, которые держали мечи в вытянутых руках. Масоны проходили под таким «стальным сводом» от западной двери к Востоку, особому месту в помещении, с которого произносили запланированные речи.
  Меч являлся знаком свободного человека, использовался при посвящении в масонство, а также для защиты входа в ложу. Название «пламенеющий» обычно носил меч изогнутой формы. Он символизировал неустанную борьбу с темными силами.
  Осоргин упоминает о московской тайной ложе «Гармония», основанной в 1780 году, в нее входило немало представителей известных дворянских родов: И.В. Лопухин, А.М. Кутузов, Н.И. Новиков, И.Е. Шварц и другие. Основал ложу «Гармония» Михаил Матвеевич Херасков /1733-1807/, русский писатель и куратор Московского университета, написавший множество масонских стихотворений, одно из которых «Коль славен...» стало неофициальным российским гимном.
  Даровитый писатель Александр Петрович Сумароков /1718-1777/ был масоном уже в 1756 году.
  «И вот — грудь отверстая, и Пеликан кормит птенцов кровью незаживающей раны». Эта фраза Осоргина требует пояснения. В масонстве пеликан является олицетворением отрешенности от страстей, символом Спасителя мира, высочайшей мудрости и благодати.
  Масонами были наши великие полководцы Александр Васильевич Суворов /1729-1800/, принятый в 1761 в масонский орден, и, с 1779-го года, Михаил Илларионович Кутузов /1745-1813/.
  Масонами были: один из основателей декабристских организаций, деятельный Александр Николаевич Муравьев, декабристы Никита Михайлович Муравьев, Матвей Иванович и Сергеи Иванович Муравьевы-Апостолы, поэт и руководитель республиканского декабристского крыла, член петербургской ложи «Пламенеющая Звезда» Кондратий Федорович Рылеев.
  Блистающая, или пламенеющая, звезда означала дух, наполняющий все живое и направляющий масонские искания на истинный путь. Осоргин говорил, что «пламенеющая звезда — символ человеческой пытливости, верховной воли, неодолимой силы действия познающего. Изображение в ней совершенного человеческого тела с пятью конечностями — показ слияния в человеке физических и духовных совершенств. Окружена пламенем, так как вольные каменщики хотят гореть и зажигать других огнем своих исканий».
  Александр Сергеевич Грибоедов /1795-I829/, создатель бессмертной комедии «Горе от ума», с 1815-го года являлся членом масонской ложи «Благо» и ложи «Соединенные друзья» в Петербурге.
  Смерть масоны называют Вечным Востоком.
  После Великой Отечественной войны, весной 1945-го года в Париже, где жили более 20 тысяч русских эмигрантов, возобновили свои работы русскоязычные масонские ложи «Юпитер», «Лотос», «Астрея», «Гермес», «Северное Сияние» и «Гамаюн». «Гермес» и «Астрея» обсуждали, в основном, общемасонские вопросы: символики и проблем развития современного масонства. «Северное Сияние» пыталось определить верные пути русской эзотерики.
  Эзотерическими называют идеи и теории, предназначенные только для посвященных и понятные только специалистам. Общее название эзотерических наук, исследующих тайны природы и человека, — оккультизм /от латинского occultus — тайный, сокровенный/.
  «Юпитер» рассматривал вопросы культуры и взаимоотношений личности и коллектива. «Гамаюн» готовил молодое поколение к масонскому мировосприятию. «Лотос» изучал современное мировое политическое состояние, чтобы определить перспективы масонства в будущей свободной России.
  В 1947 году русская ложа «Астрея» отметила 25-летие своего существования. А 12-го февраля 1948-го года парижские масоны-эмигранты слушали своего брата, представителя древнего рода, графа Дмитрия Александровича Шереметева, по мнению которого «Традиция по самому смыслу этого слова есть некое откровение, переданное в незапамятные времена людям и с той поры передаваемое из уст в уста людям, сподобившимся приять это Предание и осуществлять его в жизни человеческой». Далее докладчик заметил: «И кажется мне, что в Русском наречии наиболее точным определением традиции есть: Первоначальное Богооткровенное Предание. Традиция есть как бы маяк, освещающий и освящающий наш путь возвращения к Божеству и к нашему собственному Божественному состоянию, утраченному после рабского грехопадения».
  В 1950 году Д. А. Шереметев зачитал доклад «Символизм и эзотеризм масонства», в 1951 — доклады «Символика 30-го градуса» и «Символика Креста». Он активно участвовал в обсуждении выступлений своих коллег, размышлял о еврейской космогонии в Библии и об эзотерическом смысле личности святого Иоанна. Его назначили хранителем печати. Шереметева привлекали мистические и магические стороны масонства. Со свойственной ему страстностью он занимался оккультизмом, астрологией и Таро. В 1954 году из-за разногласий с руководителями русского масонства он перешел во французскую ложу «Международная Дружба», где много лет избирался на пост оратора. Его влияние, особенно на молодых масонов, было чрезвычайно велико.
  В 1974 году в ложе «Астрея» в масонство посвятили другого графа и архитектора Петра Петровича Шереметева, который к 1984 году дошел до 14-ой масонской степени. В 1985 году его исключили из ложи за непосещение собраний.
  В 1981 году последним вольным каменщикам в эмиграции стало ясно, что российское масонство в Париже уходит и становится частью истории, а с другой стороны, что перемены в России неизбежны. Чтобы выработать общие планы по пропаганде масонства в России, 3-го декабря 1981-гo года прошла совместная встреча членов «Великой Ложи Франции».
  В 1988 году было создано общество «А.С. Пушкин», которое объединило в «Русском Содружестве» 45 масонов, братьев и сестер различных послушаний.
  27-го апреля 1991-гo года высокопоставленная делегация «Великого Востока Франции» прибыла в Москву. В Подмосковье на следующий день посвятили в масонство 5 россиян и открыли первую за долгие годы масонскую ложу на русской земле. Ее назвали традиционно — «Северная Звезда». В ноябре 1991-гo года началась полноценная работа этой мастерской, вольные каменщики стали вести протоколы своих заседаний.
  В 1992 году в Москве открылась ложа «Свободная Россия».
  В I992 году в Москву прибыл великий мастер «Великого Востока Франции» Жан Робер Рагаш и 5-го июля дал интервью российской телевизионной программе «Итоги».
  11-го июля 1993-го года в Москве были основаны еще две ложи: «Северные Братья» и «Девять Муз».
  12-го июня 1994-го года появилась масонская ложа в Архангельске: «Полярная Звезда».
  Руководители ложи «А.С. Пушкин» на радиостанции «Свобода» провели ряд передач о масонстве, получили отклики и пригласили несколько россиян для принятия в масонство во французскую столицу, что и произошло в июне 1991-го года.
  Сразу же после известных московских событий августа 1991-го года в Москве открыли ложу «Николай Новиков».
  В августе 1992-го года в Петербурге была основана ложа «Сфинкс», 30-го октября 1993-гo года в Москве — «Лютеция».
  5-го июня 1993-го года ложи, основанные на территории бывшего Советского Союза, подписали в Страсбурге Европейский масонский договор, который позволяет судить об идеологии современного масонства. «Либеральные» масоны настаивали на том, что «масонство имеет первостепенной целью создание единой политической и социальной Европы». Другие масоны резко критиковали этот документ, который явно противоречит масонскому принципу невмешательства в политические дела.
  14-го января 1992-го года в Москве была основана ложа «Гармония», руководителями которой назначены Г.Б. Дергачев, А.А. Римский-Корсаков и В.С. Шидловский.
  В сентябре 1992-го года в Москву прибыла делегация из семи французских высокопоставленных масонов, которые посвятили в масонство 12 российских профанов.
  М.В. Гардер, родившийся в Саратове, с 1922-го года живший в эмиграции и ставший «могучим державным лейтенантом великого командора» /первым заместителем руководителя высших степеней французского масонства/, был одним из главных организаторов и вдохновителей регулярного масонства в России.
  12-го октября 1993-го года в Москве основана ложа «Лотос», в Петербурге — «Новая Астрея», в Воронеже — «Гамаюн».
  Важной вехой в истории русского масонства стало основание в Москве 24-го июня 1995-го года при помощи «Великой Национальной Ложи Франции» регулярной «Великой Ложи России».
  6-го июля 1996-го года десять русских масонов, посвященных в высшую, 33-ю степень Древнего и Принятого Шотландского Устава, составили верховный совет России, то есть регулярное масонство в нашей стране стало полностью независимым.
  Весной 1998-го года открыта межрегиональная ложа «Юпитер», заседания которой проводятся в Москве.
  12-го июня 1998-го года в Москве основана исследовательская ложа «Четверо Коронованных» /«Четыре Короны»/.
  28-го ноября 1998-го года в Москве основана армянская ложа «Северное Сияние».
  6-го марта 1999-го года в Москве появилась масонская ложа «Братская Любовь», созданная для иностранцев, преимущественно для турок.
  12-го июня 1999-го года в Москве основана ложа «А.С. Пушкин».
  О росте влияния Великой Ложи и Верховного Совета России свидетельствует тот факт, что в настоящее время они признаны масонскими организациями подавляющего большинства стран мира, в том числе Великой «материнской» ложей Англии и первыми по времени основания Верховными Советами.
  Период существования в подполье и на чужбине, длившийся более 170 лет, остался позади. Начинается новый этап развития российского масонского движения.
  Масонство играло положительную роль, когда побеждал его идеализм и превращал работу вольного каменщика в «высокое искусство внеопытного поэтического постижения», когда целями членов масонской ложи были «личное самосовершенствование, умственное и нравственное, помощь в том братьям и влияние в этом направлении на все человечество» /М.А. Осоргин/.
  В подавляющем большинстве случаев масонское посвящение не изменяло людей, многие вступали в ряды Братства по естественному любопытству и по влечению к таинственности, не говоря уже о корыстных целях. Будущая благотворная роль масонства возможна при условии следования его принципам: вера в Бога, бессмертие души, равенство масонов, почитание добродетели и знаний.
  О масонстве распространяется множество слухов и легенд. Например, книга Н.Н. Берберовой «Люди и ложи» основана на личных домыслах автора, а не на документах.
  М. Назаров /«Наш современник», №12, 1991/ рассматривает роль масонства в развязывании первой мировой войны, в организации Февральской и Октябрьской революций и, ссылаясь на разнообразные источники, говорит о всемирной власти масонов. Неслучайно наличие масонского знака — пирамиды с огромным оком посредине — на американском долларе.
  В работе исследователя Я. Каца «Евреи и масоны в Европе 1723-1939» говорится, что в масонских ложах евреи чувствовали себя свободно, освобождались от комплекса неполноценности, налаживали деловые контакты. Постепенно ложи для евреев стали не только отдушиной, но и инструментом политической борьбы за обретение равноправия.
  Свобода мысли для большинства масонов означала освобождение от любой религиозной веры, а наиболее решительные масоны никогда не скрывали желания разрушить традиционные религии — для «устроения блага человечества». Еще в 1904 году глава Совета масонского ордена Лафер заявил: «Мы противники всех догм и всех религий».
  Масоны упорно и настойчиво проводили в жизнь свой принцип «единство в многообразии» и проникали не только в руководство политических партий разных стран и в разные правительства, но и входили в христианские церкви и секты.
  По сообщению А. Янова, написавшего книгу «Русская идея и 2000 год», всемирная еврейская община, проживающая в Америке, Западной Европе и в других регионах, контролирует больше 80 процентов мирового капитала.
  Итак, мировое правительство еще не создано, но уже вовсю действует Международный валютный фонд и возникла Европа, объединенная единой денежной купюрой. Так был ли масонский заговор или его не было? На этот вопрос могут ответить, видимо, только высокопоставленные разведчики ФСБ и ЦРУ, люди, которые обладают наиболее полной информацией по данной проблеме.
  О масонах мы знаем не много потому, что они обычно ни с кем не делятся своими эзотерическими секретами и впечатлениями, следуя осторожному правилу «знай, умей и молчи».
  В 1826 году Александр Сергеевич Пушкин писал Василию Андреевичу Жуковскому: «Я был масон в Кишиневской ложе, т. е. в той, за которую уничтожены в России все ложи».
 

 Окончание

Благодарю SubEditor  и Мартынова Сергеяза огромный вклад в публикацию этого материала.
  • Оценка: 0

Комментарии (0)

RSS
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.