В.А. Пешехонов. "Далёкое и близкое" -» Часть 13

О городе / История   Admin
ГОСТЕПРИИМНАЯ УСАДЬБА


Проживая в московском доме и в собственном селе, для ведения домашнего хозяйства Глебов взял экономку-немку, вдову чиновника Дарью Николаевну Франц, у которой была малолетняя дочь Лиза. Впоследствии он женился на Дарье Николаевне, а свою падчерицу в 1784 году выдал замуж за суворовского воина, подполковника Ивана Ивановича Бенкендорфа.


  Дapья Николаевна умерла в 1790 году. Александр Иванович, генерал-аншеф и кавалер орденов Александра Невского и святой Анны, пережил ее на шесть дней. Оба они похоронены перед алтарем виноградовской церкви.
  Наследницей A.И. Глебова стала его падчерица Елизавета Ивановна Бенкендорф. Ее муж, Иван Иванович Бенкендорф, подполковник Нарвского пехотного полка принадлежал к старинной дворянской фамилии. Родоначальником Бенкендорфов был выходец из Бранденбурга, который в 16 веке поселился в Лифляндии и в Риге стал королевским военным комиссаром. Иван Иванович, воистину и глубоко религиозный человек, нежно любил детей, а заботу по управлению домом и имениями приняла на себя его жена, хотя, если верить информации, распространенной в журнале «Здоровье», женщины на 15 процентов медленнее мужчин. Супруги жили хорошо и хлебосольно, в Виноградове — летом, а в Москве — зимой. О широком круге общения Бенкендорфов говорит сохранившийся список знакомых 1806-го года. В нем перечислены 77 фамилий, из которых нет ни одной, которая бы не была известна в Москве и не принадлежала бы к высшему обществу: Анненковы, Веневитиновы, Вырубовы, Высоцкие, князь А. И. Вяземский, Н.С. Вяземский, князь Голицын, Дмитриев, Карамзины, Молчановы, Оболенский, Татищевы, князь Трубецкой, князь Б.Г. Шаховской, князь Юсупов...
  Наверно, Иван Иванович согласился бы со словами Льва Николаевича Толстого, записанными, конечно, гораздо позже: «Бойтесь не только общества, вредного для души, и избегайте его, но дорожите общением добрым и ищите его».
  Знаменитый баснописец Иван Андреевич Крылов тоже посещал виноградовскую усадьбу. Он поначалу перевел басни француза Лафонтена «Дуб и трость» и «Разборчивая невеста» и показал их известному и авторитетному писателю Ивану Ивановичу Дмитриеву /1760-1837/, которому они понравились. «Это ваш род, вы нашли его», — разгадал он истинное призвание Kpылова и отправил басни в журнал «Московский зритель», где они были опубликованы в 1806 году под общим заголовком «Две басни для С. БНКНДРФВОЙ», то есть эти произведения были посвящены Софье Бенкендорф, дочери хозяйки виноградовского имения.
  До нас дошли письма И.А. Крылова, написанные из Москвы. В послании к Елизавете Ивановне 26-го ноября 1795-гo года Крылов откровенно признается: «Говорят, что Аристотель был едва не проклят всем афинским собором за то, что он женщине приносил приличные Церере жертвоприношения. Я не язычник, но если бы изобразил все почтение, которое к Вам чувствую, то попал бы я под один приговор с Аристотелем и всему бы этому виною были привлекательные, Ваши любезные качества, которые всякого, кто Вас узнает, вводят точно в опасность сделаться идолопоклонником». В другом письме к Софье Бенкендорф он писал: «Я никогда не ходил в Дельфы и не молился крылатым Аммоновым мальчикам. Но Вам, маленький голубоокий ангел, несравненная Софья Ивановна, кланяюсь точно так, как этим крылатым мальчикам кланялись греки. Я знаю, что Вы не поймете меня, но для меня лестно, что Вам перескажут, что кланяюсь Вам, как ангелу».
  И.А. Крылов упоминает богатый, древнегреческий, ремесленный и торговый город Дельфы, где находился знаменитый Дельфийский храм, на стене которого было выведено изречение афинского мудреца Сократа: «Познай самого себя». Древнеегипетский бог солнца Амон — Ра назывался в Древней Греции Аммоном и отождествлялся с могучим Зевсом, отцом и повелителем богов и людей. В Древнем Египте Аммона изображали как человека с бараньей головой, а древние греки представляли его как уверенного мужа, напоминающего Зевса, но с бараньими рогами.
  Софья Ивановна сама с ранней молодости сочиняла небольшие рассказы, которые в 1808 году были опубликованы в ежемесячных изданиях «Русский вестник» и «Друг юношества». В повествовании, которое названо «Переписка двух сестриц в сентябре», описывается родовое имение: «И так хочу теперь представить все удовольствия, которыми наслаждаемся в Виноградове среди умирающей природы. Восемнадцатого числа, в мои именины, нам было очень весело… В вечеру того дня мы играли комедию. На сем простеньком театре первое действующее лицо была любовь наша к бесценным родителям моим за их попечение oб нас. Потом, при громе пушек сожжен фейерверк, изображавшийся в покойном пруде нашем».
  Именно в Виноградове Крылов познакомился с историографом и прозаиком Николаем Михайловичем Карамзиным, автором исторического труда «История государства Российского». В гостеприимную усадьбу неоднократно наведывался Гаврила Романович Державин. Исследователь его творческого наследия, выдающийся литературовед Яков Карлович Грот /1812-1893/ так определил место Державина в нашей литературе: «По силе и самобытности таланта он был, конечно, первым русским поэтом 18-го столетия».
  Софья Ивановна Бенкендорф вышла замуж за Д.А. Хрущева и скончалась, не дожив и до тридцати лет. Ее прах погребли перед алтарем Владимирской церкви. На гранитном памятнике выведено: «Софья Ивановна Хрущева, урожденная Бенкендорф. Родилась l796 года, июля 17 дня. Кончила жизнь 1825, 23 декабря».
  В 1799 году производится ремонт деревянного усадебного дома. Читая счет постройки «виноградовских хором», мы узнаем, что «маляру за окрашивание снаружи всех хором из его материалов» уплачено 135 рублей. Рассудительная, бережливая и по-немецки практичная и щепетильная хозяйка, конечно, не наняла бы ни забубенного бродячего алкаша, ни умеренно, но ежедневно пьющего халтурщика. Однако, чтобы современному цивилизованному строителю, и не ему одному, были понятнее реальные размеры трудового вознаграждения, напомню, что в те невообразимые времена полное ведро экологически безупречной водки стоило 10 (десять) рублей.
  Кроме самого дома, были выстроены «Мыльня» и «Корабль». Последний, очевидно, для катания по Долгому пруду.
  До нас дошла подробная роспись еще одного счета — «щета на 1812 год известного и непременного годового расходу». Этот «щет» характеризует Елизавету Ивановну как добрую и сердечную женщину, не забывавшую людей, стоявших на неизбежной общественной лестнице намного ниже нее. Крепостным выдавалось жалованье общей суммой 977 рублей. Женщинам на платье было выдано 102 рубля, хотя в Виноградове работала своя, для домашних потребностей, суконная фабрика.
  Если виноградовские дамы-крестьянки по извечной традиции обращали первоочередное внимание на модные и удобные предметы женского туалета, то их верные и бдительные мужья, особенно после вероломного вторжения на российскую территорию регулярной французской армии, наверно, уже подумывали о необходимой самообороне. Так вот, они могли приобрести в еще не взятой врагами Москве острые сабли или шпаги по шесть рублей каждая, пару пистолетов тульского завода за семь рублей или добротные и надежные ружья, которые стоили от одиннадцати до пятнадцати рублей. Ну а дешевые бракованные карабины с помятыми и погнутыми стволами продавались тогда по двушнику.
  Настоящие мужчины, конечно, обязаны постоять за себя и за близких. Александр Сергеевич Пушкин удивлялся, в мирные дни отправляя письмо своему старшему брату в нашу северную столицу, не оккупированную ни солдатами, ни матросами, ни бандитами, ни террористами: «Как можно ездить без оружия! Это и в Азии не делается».
  Во время войны 1812-го года Елизавета Ивановна поставила земскому ополчению 14 человек-воинов из Виноградова с деревнями. Правило набора московской военной силы гласило: «Лета от 20 до 45, не затрудняясь, если несколько старее или моложе, имея лишь в виду силу телесную. При отдаче тех людей,
  кои с пиками, объявлять, что они после вооружены будут ружьями». Вскоре Елизавета Ивановна вместе с семьей в целях безопасности выехала в Тамбов.
  Московское ополчение было самым большим, оно насчитывало более 30 тысяч воинов и состояло из одиннадцати полков, из них восемь участвовали в бое на Бородинском поле.
  Наполеону нужны были продовольствие и фураж. Французы голодали: на собственной кухне короля Неаполитанского были найдены ободранные кошки и отвар из лошадиного мяса. Генерал-фельдмаршал Михаил Илларионович Кутузов писал: «Неприятель теряет великое число людей. Его солдаты, офицеры и даже генералы принуждены питаться лошадиным мясом. Меня уверяли, что вчера видели двух таких несчастных, которые жарили члены своего товарища! Это приводит в содрогание». Крестьяне, вооруженные вилами и пиками, изгоняли врага со своей земли. И в сентябре по приказу Наполеона вице-король Евгений и маршал Ней начали продвигать войска к востоку и северу от Москвы. Французы двигались по Петербургской, Дмитровской и Ярославской дорогам. По Дмитровской дороге наступала дивизия Дельзоне, которая насчитывала три тысячи пехоты, три полка кавалерии и шесть орудий. В начале октября противник добрался до города Дмитрова, но не успел захватить продовольственные склады, потому что испугался и отступил, опасаясь ответного удара.
  В приказе Кутузова говорится: «Настают зима, вьюги и морозы, но вам ли бояться их, дети севера? Железная грудь ваша не страшится ни суровости непогод, ни злости врагов: она есть надежная стена Отечества, о которую все сокрушается. Вы будете уметь переносить и кратковременные недостатки, если они случатся. Добрые солдаты отличаются твердостью и терпением; старые служивые дадут пример молодым. Пусть всякий помнит Суворова: он научал сносить и голод, и холод, когда дело шло о победе и о славе русского народа. Идем вперед! С нами Бог! Перед нами разбитый неприятель! Да будут за нами тишина и спокойствие!»
  Только в декабре, когда французская «великая армия» прекратила существование, впервые с августа l812-го года, со дня прибытия в армию, Кутузов позволил себе расслабиться и снять одежду: «Я в первый раз постлал постель, и стал раздеваться, чего не делал во весь поход».
  Между тем, селения, расположенные вдоль Дмитровской дороги, были разграблены и разорены. Ущерб, нанесенный селу Виноградову, оценивался в 85 тысяч рублей. Виноградовский управляющий Аким Павлов рисовал Елизавете Ивановне Бенкендорф удручающую картину дикого разгрома, который учинили французские войска, зараженные авантюрным духом надменного и самоуверенного Наполеона, хваставшегося и подбадривавшего себя: «Сначала надо ввязаться в серьезный бой, а там уже видно будет». Вот отрывок из письма Павлова, отправленного 29-го ноября 1812-гo года: «Из храма Божия неприятелем ризница, почти половина, расхищена, а утварь вся переломана… В церкви же, и даже в алтаре, лошадей ставили и огонь раскладывали, отчего в том месте и штукатурка обвалилась.
  В господском доме, в шкафах, которые все были заперты и запечатаны, а что в них имелось, мне неизвестно, неприятелем все из оных похищено; с мебели все материи оборваны и некоторая мебель переломана и в разных местах и лагерях, по растаскании, на огнях сожжены.
  В оранжереях с дерев всякие фрукты и в огородах овощь весь, без остатку, неприятелем поеден, так что ни одного корня и ни листа капусты не осталось.
  Из скотного двора господской скотины и овец половинная часть, бывшая в Виноградове, и разная птица, вся неприятелем съедена и угната. Французы безвыходно имели пребывание в больших силах и стояли не только во всем господском доме и деревнях, но даже на лугу построились большими лагерями и беспрестанно всех тревожили и грабили».
  Из длинного реестра разграбленного имущества, который вскоре был составлен, выпишем только два пункта: «В господском доме Виноградова — часы столовые английские с курантами в корпусе черного дерева, с бронзой — 200 рублей; скрипка мастера Страдуара, с смычком, красного дерева — 550 рублей».
  Врагам не досталась лишь утопленная в усадебном колодце кухонная медная посуда.
  В 19 веке в Виноградове, в доме Ивана Ивановича Бенкендорфа гостили баснописец И.А. Крылов, историограф и поэт Н.М. Карамзин и поэт и государственный деятель Г.Р. Державин. Радушный и хлебосольный Иван Иванович угощал и своего племянника, небезызвестного Александра Христофоровича Бенкендорфа, масона и шефа жандармов, по указанию царя организовавшего надзор за А.С. Пушкиным, но вместе с тем и умелого, дисциплинированного высокопоставленного чиновника, убежденного патриота и участника Отечественной войны 1812-го года.
  Иван Иванович Бенкендорф /1763-1841/ и Елизавета Ивановна /1763-1842/ прожили долгую жизнь и отметили золотую свадьбу. Они погребены в Виноградове в ногах любимой дочери Софьи.
  В 1885 году московский купец М.Я. Бучумов купил виноградовскую землю и построил дачи, которые стал выгодно сдавать в аренду.
  11-го октября 1905-го года местные крестьяне, взбудораженные бурными событиями буржуазно-демократической революции, сожгли купеческое имение.
  Летом 1910-го года библиограф и литературовед Владимир Каллаш на чердаке одной дачи нашел архив Бенкендорфов — документы и письма. Бумаг оказалось не один пуд. Каллаш увез часть архива в Москву. Другой частью воспользовался Адольф Матвеевич Штекер, знакомый новой владелицы имения Эммы Максимовны Банзы, и на документальной основе написал историю села Виноградова, которую издал отдельной книгой в 1912 году. Однако куда-то запропали письма Александра Христофоровича Бенкендорфа /1783-1844/, хотя родственники утверждали, что они видели и читали послания жандармского командира.
  Не затерялось и дошло до нас письмо Александра Сергеевича Пушкина, в котором он на изысканном и правильном французском языке рассказывает А.Х. Бенкендорфу о своем заветном желании: «Явившись к вашему превосходительству и не имев счастия застать вас дома, принимаю смелость, согласно вашему позволению, обратиться к вам с моею просьбою. Пока я не женат и не занят службою, я бы желал отправиться путешествовать во Францию или в Италию; в случае же, если на это не будет согласия, я бы просил милостивого дозволения посетить Китай вместе с миссией, которая туда едет». Но, как известно, поэту не разрешили выехать за границу.
  С 1911-го по 1914 год виноградовское имение принадлежало Эмме Максимовне Банзе, вдове коммерческого советника, проживавшей в Москве по адресу: улица Воронцово поле, дом 3.
  В 1910-е годы усадьбу реконструировали предположительно по проекту архитектора И.В. Жолтовского: построили въездные ворота, мост и утраченные ныне кордегардии — помещения для военного караула. В состав доходного хозяйственного комплекса, помимо конного и скотного дворов, вошел даже клуб-кинематограф, который, посещали наемные рабочие, — одноэтажное кирпичное здание с кинобудкой, сценой и зрительным залом на 40 мест. Высокие фронтоны двухэтажного дома Банзы украсили безмятежные ангелы и щедрые рога изобилия, переполненные цветами и плодами, и выведенная торжественными римскими цифрами радостная дата постройки этого здания, немного искаженная, но хорошо видимая ныне — CMMXII, что в переводе на более привычные для нас арабские цифры значит: 1912. В те дни в Виноградове были 32 двора и земское училище.
  Последний владелец усадьбы Рудольф Васильевич Герман, живший в московском доме Э.М. Банзы и упоминаемый в памятливой справочной книге «Вся Москва» за 1915 год, был директором страхового общества «Якорь», выборным Московского Биржевого общества, членом правления Товарищества металлических заводов Кольчугина, Общества белорецких железоделательных заводов и членом Московского филармонического общества, Константиновского охотничьего кружка, Московского общества любителей охоты и Евангелического лютеранского миссионерского Общества.
  В 1912 году на месте сгоревшего одноэтажного бенкендорфовского дома Р.В. Герман возвел новый двухэтажный особняк, эклектически соединяющий самые разные стилевые элементы: и полуколонны, симметрично поставленные относительно лоджии; и бельведер-башню с куполом и часами, отделанную серым и розовым мрамором; и диковинные окна-люки второго этажа.
  Внутренняя отделка здания характерна для своего времени: дубовые стенные панели, паркетные полы разнообразного рисунка, двойные филенчатые и остекленные двери, белые кафельные печи и камины с деревянной и мраморной облицовкой, в уютном холле — шаровая люстра и резной письменный стол.
  В 1914 году недалеко от Виноградова была открыта железнодорожная остановка, получившая название «Долгопрудная».
  После неожиданного социального переворота 1917-го года неуемные активисты из дальних деревень, задумав разделаться с ненавистными буржуями, пришли в имение с нешуточными угрозами.
  «Человек, которого не интересуют судьбы других людей, испытывает огромные трудности в жизни и причиняет большой вред окружающим», — заметил австрийский ученый Альфред Адлер /1870-1937/, исследователь индивидуальной психологии и автор известного психоаналитического термина «комплекс неполноценности».
  Но местные крестьяне, которых Э.М. Банза обеспечивала работой и выручала в нелегкие минуты, не допустили расправы. Правда, хозяйка Виноградова все же уехала от греха подальше, а вскоре навсегда покинула Советскую Россию.
  «Бунт и революция мне никогда не нравились, это правда», — признавался Александр Сергеевич Пушкин.
  Одно время в усадебном доме жил, как на собственной даче, Лев Давыдович Троцкий /Бронштейн/ /1879-1940/, по меткому и едкому определению Владимира Ильича Ленина /1870-1924/, «политическая проститутка», поначалу один из революционных лидеров, а после прямой организатор уничтожения русского крестьянства и казачества, впоследствии выдворенный из России и убитый в Мексике по заданию Иосифа Виссарионовича Сталина.
  Ну что же, не нами сказано: «черного кобеля не вымоешь добела».
  Именно «иудушка» — Троцкий открыл вульгарно-социологической критике посмертную «охоту» на Сергея Александровича Есенина /1895-1925/, когда в январе 1926-го года в официальной, все, всем и всегда разъясняющей и указующей газете «Правда» опубликовал одиозную и злобную статью, заявляя в ней с убийственной откровенностью и цинизмом: «Есенин не поэт революции… Погиб потому, что был несроден революции...» После такого авторитетного обвинения в неблагонадежности стихотворения Есенина долго-долго не переиздавали, несмотря на то, что русские люди распевали не бодрые и пламенные партийные речи, а печальное и запрещенное есенинское: «Ты меня не любишь, не жалеешь».
  В 1999 году московские журналы «Новый мир» и «Новое литературное обозрение» опубликовали посланные Сталиным Максиму Горькому в 1929 году записки о культурной политике. Из них видно, что Иосиф Виссарионович, навязчиво советуя «оперировать в художественной литературе понятиями классового порядка», лично изобрел иезуитскую литературно-политическую терминологию, на коварных оборотах которой впоследствии, вплоть до новейшего исторического периода, строились абсурдные обвинительные заключения: антисоветский поэт, антиреволюционная пьеса...
  Истинно образованные и эстетически просвещенные люди судят о художественном произведении по тем законам, «по которым творил или должен был творить сам художник», как выразился английский поэт, философ и теоретик искусства Сэмюэль Тэйлор Кольридж /1772-1834/.
  Настоящее искусство не может быть ни коммунистическим, ни капиталистическим. Искусство — не зеркало, потому что зеркало служит людским желаниям и потребностям, а искусство требует, чтобы художники служили ему.
  Искусство выше жизни настолько, насколько идеал выше бытия.
  В конце 60-х годов 20-го века, проезжая на электричке от Лобни к Савеловскому вокзалу, нетрезвый и влюбленный герой ироничной автобиографической поэмы в прозе Венедикта Васильевича Ерофеева /1938-1990/ «Москва — Петушки» воскликнул: «О, беззаботность! О, птицы небесные, не собирающие в житницы! О, краше Соломона одетые полевые лилии! Они выпили всю „Свежесть“ от станции „Долгопрудная“ до международного аэропорта „Шереметьево“! И объяснил возможному непонятливому читателю: „Каждый по-своему убивал свой досуг, ведь все-таки у каждого своя мечта и свой темперамент: один — вермут пил, другой, кто попроще — одеколон “Свежесть».
 
  «У реки ли, у пруда»
  1993 год — год рождения долгопрудненского альманаха «Долгие пруды». Художественным редактором его первых четырех номеров был поэт Анатолии Орлин /1939-1998/, издавший две книги стихотворений «Долгопрудненский березняк» /1989/ и «Крылов в селе Виноградово» /1997/.
  Поэтические достижения и удачи Анатолия Орлина связаны не с антропоморфными выплесками политизированного мышления, когда «в разливе солнечного дня» у озерном воды «шумит березовый митинг» и «о весне восторженную лекцию мне читает воробей-пропагандист». Не с экстравагантными образными находками, которые все же утилитарно обедняют и неизбежно омертвляют окружающую нерукотворную природную среду, когда из-под вешнего снега выбирается быстрый ручей, «блестящий и ребристый, как стиральная доска». И не с броскими россыпями логических перевертышей, когда изощренному в диалектических упражнениях умелому наблюдателю обреченные тюльпаны и гвоздики городского базара, «цветы без земли», вдруг видятся, «как земля без цветов». А с непосредственными и достоверными повседневными переживаниями, которые порой зарождаются, казалось бы, по незначительному и случайному поводу.
 
  «Мы встретились случайно в электричке.
  Я — бывший муж, ты — бывшая жена…
  Полез в карман, ища зачем-то спички,
  а ты спокойна, ты не смущена.
  Глядишь в окно, почти не замечая...
  Взгляд холоден, как иней в борозде…
  Пускай хоть так встречаемся случайно.
  Когда помрем, не встретимся нигде.»
 
  Конечно, истинная поэзия обретается не в разрозненных оригинальных картинах и незыблемых рифмованных афоризмах, но — в самобытном образе живого и подробного поэтического мира, который создает несуетный творец. И тогда угрюмый подвал печатного цеха неожиданно озаряется радостными всполохами незримого света потому, что три кота, «чернее типографской краски», дерзко сверкают из темного туннеля непокорными глазами.
 
  «Не шли они и на тефтели,
  Хотя хотелось есть и пить...
  Но приручаться не хотели,
  Свободными хотели быть.
 
  И мясо на тарелках стыло,
  И громыхал вослед им мат.
  А на душе светлее было
  От этих диких чертенят!»
 
  Анатолии Орлин, наверно, догадывался, что люди ощущают себя вдохновенными созидателями и творческими личностями, если добровольно несут ответственность за каждую бессловесную и беззащитную Божию тварь.
 
  «Зачем продал я пса,
  Которого любил,
  Зачем продал я пса?
  Со мной он счастлив был.
 
  Я на других собак
  Бросаю грустный взгляд...
  Но скалятся они
  И в сторону глядят».
 
  И что бы мы ни делали поодиночке, мы всегда убеждаемся в том, насколько не велики и недостаточны индивидуальные творческие усилия. Только в упорном и терпеливом единстве человеческих замыслов и действий надежно сберегается неизбывная и ранимая надежда на продление и совершенствование нашего личного и общественного бытия.
 
  «Мне говорил напарник горячо:
  — Вставляй болты в дырявые прокладки,
  затягивай их гаечным ключом...
  И в этой жизни будет все в порядке.
 
  Я слабым, робким подставлял плечо,
  вставлял болты в дырявые прокладки,
  ворочал гайки гаечным ключом…
  Но разве в этой жизни все в порядке?»
 
  И поэтому я бережно храню когда-то давным-давно выведенные рукой Анатолия Орлина и подаренные мне при встрече непритязательные и душевные строки.
 
  «Шесть березок
  И восемь вишен
  В небогатом моем саду.
  Шесть березок
  И восемь вишен
  Мне на радость и на беду.
 
  Шесть березок
  И восемь вишен
  Провожают в последний путь...
  Шесть березок
  И восемь вишен…
  Не сегодня, когда-нибудь...»
 
  Весной 1982-го года я впервые встретился с Алей Егоровой /1947-1987/ поэтессой, которая после травмы позвоночника, с шестилетнего возраста была прикована к постели.
  Аля лежала, вернее, сидела на кровати. Перед ней помещался мини-столик, на котором можно было писать и рисовать. Алино бледное лицо, не старое и не молодое, пугало своей болезненной худобой и бескровием. Я когда-то раньше, когда услышал о ней, порывался навестить девушку, которая любит поэзию и, несмотря на трагическую судьбу, не пала духом и не озлобилась. Теперь же мне было неудобно смотреть на Алю, я как бы стыдился за свои здоровые ноги.
  Аля Егорова говорила со мной назидательно. Задавала мне упорные, бескомпромиссные вопросы, словно уже была в довольно преклонном возрасте. Просила почитать новые стихи, читала свои, написанные почему-то на конвертах. Я же смущенно отговаривался: не привык, мол, декламировать мои тексты.
  Аля жила одной поэзией. Она была заочным членом долгопрудненского литературного объединения. В первом номере альманаха «Долгие пруды» появилась большая подборка ее стихотворений.
  Стихи Али Егоровой скорбят о гибельной дороге, ведущей вдоль реки, которая задыхается «в мазутной вуали», о дороге, с которой покуда не в силах сойти завороженное ложной идеей прогресса забывчивое человечество; рассказывают о трудном и до конца не достижимом обретении собственного самобытного лица, когда приходится
 
  «Опять всю ночь с собою биться
  И горечь пить,
  А после — в ветках раствориться
  И все забыть»;
 
  напоминают о всечеловечности и всеотзывчивости русского человека:
 
  «И Апулей со мною балагурит
  О магии и разном волшебстве»;
 
  предупреждают о странной хрупкости первозданного бытия и непостижимой сложности видимого мира, в котором «тьма обнимается со светом»; возвещают о кровной и нерасторжимой связи краткой жизни и долгого искусства, без которой человек неизбежно вырождается в умного или глупого зверя:
 
  «Я из страны есенинских берез,
  Где синими цветами медуница
  В прозрачных каплях разноцветных рос
  В глаза людей, как в зеркало, глядится»;
 
  приглашают задуматься о месте молодой и древней Матушки-Земли в раздольном космическом пространстве:
 
  «И я беседую впотьмах
  С плененной дикою звездою»;
 
  говорят о неизбывной любовной жажде, возрождающей и возвышающей человека:
 
  «Я заклинаю все вокруг
  Лишь именем твоим.
  Оно как солнца яркий круг,
  Как невесомый дым»;
 
  и оказываются щедрым и нетленным даром, подобно таинственной и благодатной розе, созданной бережными и уверенными мазками истинного художника:
 
  «А внутри, в сердцевине, как ночью, темно.
  Лепестки обнимают друг друга.
  Только шмель иль пчела и заглянут в окно,
  Не почувствовав даже испуга.
  В чем таинственность — в розовых нежных листах?
  Или в форме бегущей спирали?
  Или в сходстве, отлившемся в наших губах,
  Как застывшая радость в печали?
  На, возьми, рассмотри это чудо Земли!
  Аромат разве вылепить словом?
  Ни о чем, я прошу тебя, не говори.
  Тонет взгляд в этом вихре бордовом».
 
  Я всегда с интересом и удовольствием читаю и перечитываю письма Али Егоровой.
  «Твой конверт манит меня своей нетронутой белизной, так и хочется черкнуть какую-нибудь мимолетную строку. Но желание надо беречь, иначе стихотворение погибнет, не успев родиться. Но как что-нибудь появится определенное, обязательно испишу весь конверт.
 … Двигатель стихов, по-моему, чаще всего радость, восторг души, боль, но не зло.
  Ты знаешь, я недавно прочитала в девятом номере „Смены“ за 1982 год очерк Галины Щербаковой „Этюд в светлых тонах“. Художник рисует ногой картины, да как рисует, просто чудо! С рождения он нем, и парализованы руки. Прочитай, найди время. Вместе с соседями мы написали в „Смену“ письмо и попросили помочь ему создать свой альбом или просто периодически печатать его репродукции. У него, в основном, пейзажи, пишет он акварелью. Вот было бы здорово, если бы и ты, прочитав этот очерк, написал в „Смену“. Глядишь, и лед тронулся бы, как говорил Остап Бендер. Выпустят его прекрасные картины по просьбам читателей „Смены“.
  27 июня в 12 часов у колеса обозрения в Долгопрудном праздник поэзии. Ты пойдешь?
 … По твоему описанию я как будто побывала на празднике. Правда, приятные названия книг заставили меня только облизнуться. И больше всего жаль, что „Одиссея“ Гомера проплыла мимо моих рук. В библиотеке я когда-то брала и запоем ее читала, но мне хотелось бы иметь эту книгу настольной. Также хотелось бы иметь „Мифы Древней Греции“. Если у тебя будет возможность где-то ее достать, купи мне, пожалуйста.
 … Римма Казакова меня, как и тебя, мало интересует своими стихами. Сейчас читаю Афанасия Фета и восторгаюсь. До чего просто пишет, черт возьми, и слова почти одни и те же, а чувство каждый раз новое. Чувствуешь, что его ощущения сливаются с твоими, и это уже не Фет, а ты сама и обмираешь, и живешь, и небо ласточкою пьешь.
  А ты читал Владимира Соколова? Николая Рубцова? Новеллу Матвееву? Какое у тебя мнение об их стихах?
 … Я, когда читаю стихи, то чаще всего могу сказать, что это стихотворение понравилось, а вот это нет; а вот чем, чаще всего не могу сказать, подсознательно чую, а высказать не умею. Вот так и с Новеллой Матвеевой. В целом, как поэт, она мне нравится, но что-то казалось надуманным, декоративным. А теперь, поговорив с тобой, я поняла, что делает ее стихи такими, — соединение нерукотворной природы со второй. Поняла и подумала: а ведь, наверно, в этом-то и вся ее прелесть. Ведь, действительно, если долго смотреть на шевелящийся муравейник, появится ассоциация с кипящей коричневой жидкостью. В данный момент, почему бы не с кофе? Не каждый городской житель может подолгу стоять у шевелящегося муравейника, а кофе почти каждый второй употребляет. Поэтому невольно ее строки уведут этого горожанина от каждодневного быта и, заглянув в кофейник, он увидит крохотный кусочек леса. Лишь бы он знал эти строки, которые она написала. По-моему, поэтесса учит видеть необычное в обычном.
  Николая Рубцова я тоже, как и ты, в первый момент не разглядела. Потому что столько было о нем разговоров, что, когда мне подарили его книгу „Подорожники“, я прочитала и с холодком отложила ее. И только спустя год, взяв ее снова в руки, я поняла, какую красоту мне подарили. Очень мне нравятся его стихи, особенно „Зеленые цветы“, стихотворение небольшое, но милое. Я даже взяла его в свой маленький фантастический рассказ „Серебряная веточка“.
 … Я сейчас разучиваю полонез Огинского „ля минор“, и хотя ноты мне написали, что-то медленно и плохо идет.
  Читаю прекрасную книгу / подружка дала на время / „Московская школа иконописи“, автор В. И. Лазарев. Здесь и рублевская школа, и Дионисия, и упоминание Прохора с Городца, Феофана Грека и многих других. Много икон, но плохо одно — очень сжато и суховато написано о таких гигантах. Очень хорошо выглядит оформление книги, в суперобложке с цветными иллюстрациями. 88 репродукций, и стоит по нашим временам не дорого — 12 рублей 20 копеек.
  До чего же много всего интересного, подчас просто не хватает физических сил.
 … Кончила читать Афанасия Фета. Так что можешь, не стесняясь, говорить, чем он тебе не по вкусу или не по нраву. Взяла В. А. Жуковского. Жаль, „Ундину“ его не нашла, придется из библиотеки взять.
  ...1-го августа в 10-35 на волне 350 метров обещали поставить мои стихи. Будет охота, послушай.
 … Мужских стихотворений-предупреждений для женщин очень много, но женщины так привыкли о ком-нибудь заботиться, что подчас остаются слепы и глухи к разным предостережениям. И еще многие из них боятся одиночества. У Ильи Сельвинского есть одно прекрасное стихотворение. Целиком не помню его, но примерно строки такие: „Не ходи ко мне, дорогая моя, сохрани себя, сбереги. Для тебя я бог Микельанджело, но во мне сатаны стрела. Когда Демон целует ангела, он сжигает его дотла“.
  Строки-предупреждения также звучат в стихотворениях Н. Некрасова „Не смотри же с тоской на дорогу“, А. Пушкина „Когда красавица твоя...“ И таких примеров можно привести сотни.
 … Стихотворение Иноземцевой, как женщина, я очень хорошо понимаю, но как человек пишущий — не принимаю. Одно дело — жизнь, другое — поэзия. Поэзия всегда должна быть чуть-чуть выше жизни, хотя я жизнь ставлю выше поэзии, поэтому и стихи у меня хромают. Но если весь жизненный хлам тащить в поэзию, то — бр-р-р! — умрет поэзия.
  Ну, оставим Музу в покое и перейдем к обычному разговору. Ты спрашиваешь, передавали ли мои стихи по радио. Да, передавали 1-го августа / 1982 /. Монтаж был построен очень здорово, на фоне музыки звучали стихи. Читал артист театра Ленинского комсомола Борис Николаевич Никифоров, и как читал — просто чудо! Я не узнавала своих стихов: интонация его голоса свободно варьировала по строчкам, голос то шелестел, готовый перейти на шепот, то взлетал вверх и кружил, кружил. Здорово! Я позвонила на радио и узнала, кто читал. Жаль, что ты не слышал! Но, может, будут передавать на этой неделе, в воскресенье. Точно я не всегда знаю, да если и узнаю, сразу сообщить тебе не смогу. Поэтому, если будет желание, старайся просто слушать эту передачу.
  Читаю сейчас 3. Косидовского и журналы просматриваю.
  Что-то погода меняется и самочувствие тоже.
  Уже зацвели золотые шары! Осень скоро!
 … С большим удовольствием читаю „свою“ „Золотую ветвь“ Фрэзера. Обычаи разных народов, вероисповеданий обступили меня со всех сторон. Века шелестят в каждой строчке, дышат в каждой букве таинствами прошедшего, но, в то же время, удобно уживающимися в 20 веке. Ведь сейчас многих волнуют мистические рассказы. Совсем недавно я натолкнулась на такие рассказы у Тургенева. Вот бы никогда не подумала!
  Очень рада, что ты зарядил приемник и теперь, может быть, послушаешь мои вирши. Говорят, не точно, но вроде на будущей неделе, опять в воскресенье.
 … Насчет моей книги так ничего и не известно.
 … Я дарю тебе газетку с теплым душистым „Августом“, с виноградной кистью и с сочным хрустящим яблоком. После которого, как говорится, нас изгнали из Рая. Тоже мне Ева, не могла сразу два яблока сорвать, с дерева познания и потом уже с дерева жизни. Ты можешь радостно улыбнуться. Ты прав, нельзя столь большое дело доверять женщине. Но, с другой стороны, разве мы с тобой писали бы стихи, а?
 … Мы давно с мамой спим под музыку и пока, как сам видишь и знаешь, не подросли, не похудели и, по-моему, я даже не поумнела. Может, все происходит потому, что я не растение? Хотя я не отрекаюсь от него как от родственника, но мне больше нравится другая теория: мы прилетели со звезд, у каждого человека -своя звезда. Маленький Принц тоже прилетел с маленькой звездной планеты. И, по-моему, каждый человек — это Маленький Принц, только он забыл, откуда прилетел.
  Праздник Долгопрудного будет 9-го октября. Будет большой книжный базар, и будут читать стихи, желательно о Долгопрудном.
 … Меня почему-то больше интересуют люди, их внутренний мир. Недавно дочитала Юрия Нагибина — »Царскосельское утро". Замечательно пишет. Сейчас читаю Александра Чижевского — «Вся жизнь». Из стихов недавно перечитывала Тютчева, Бернса. Мечтала достать Олега Чухонцева.
 … Я люблю письма, в которых отражается душа, так же, как и стихи. Можно соглашаться, можно не соглашаться с человеческой душой, но самое главное, чтобы она была.
 … Я давно люблю звонкое живое слово. Оно сильнее прочитанного, но не вложенное в уста людей оно бесполезно, как солнце над бескровной пустыней. Поэтому не стоит расстраиваться, когда рядом говорят, шуршат и не дают сосредоточиться — это отголоски слова, того самого, без которого нет целого.
 … Гумилева я читала в «Литературной России». «Огонек» обещали прислать. Но в газете стихи его мне не очень понравились. Мне говорят: «Посмотри, какая кладка стиха!» Ну и что кладка стиха, кладка стиха! Дом бывает построен крепко и прочно, но в нем никто не живет. Так и здесь. Другое дело Мандельштам. Он меня угнетает, и не люблю его читать, но талантище огромный. Ближе всех мне из прошлого Игорь Северянин. С ним я отдыхаю, в нем есть что-то от врубелевского Демона. Обожаю Тютчева. По-моему, он очень современен. Вот его четверостишие, написанное в 1829 году:
 
  «Когда пробьет последний час природы,
  Состав частей разрушится земных:
  Все зримое опять покроют воды,
  И Божий лик изобразится в них!»
 
  Лично я, чем больше вникаю, тем меньше понимаю. И для меня по-прежнему не устарели слова Гете: «Человек — это Вселенная». А наш прозаик Айтматов подчеркнул, что «человек бесконечен, как Вселенная». Макро- и микрокосмос взаимно связаны настолько, что отвергая одно, невольно перечеркиваешь и другое.
  Я люблю картины Врубеля, но чаще всего в доме почему-то висят картины Шишкина и Васнецова. И кто из них лучше, трудно судить.
  Прочитала статью Евтушенко о Гумилеве, статья понравилась. Правда, я еще не умею отличить, какие стихи достойны поэта, а какие нет. Могу только сказать, чувствую или нет. И Бог даст, ощущения тепла или холода чужого стиха будут для меня барометром души поэзии. А все остальные рассуждения пусть берет на себя критик, которому, увы, трудно стать поэтом.
 … Анатоль Франс писал примерно так: «Творить для потомков -глупость и тщеславие». И он прав. Но права также и Мариэтта Шагинян, когда в одном из выступлений она сказала, что хочет оставить потомкам дух того времени, показать тех людей, которых она знала, и оставить благородную память о них.
 … Жуковского я люблю как человека, но голосом Пушкин медовей.
 … Хорошо это или плохо, не знаю, но я иду тропой ребенка. Образно это будет выглядеть так: ребенок видит всю нарисованную картину, не придавая значения деталям, а взрослый — наоборот, видит то, что хочет видеть, рассматривая чаще всего детали нарисованной картины, забывая о целом.
  Когда я пишу, я не могу думать. Для меня это равносильно — одной рукой гладить по голове, а другой бить по животу. Это получается само собой, как выдох и вдох; попробуй подумать, как дышать, и сразу станет тяжело. А творчество должно быть естественно".
  Стихотворения Али Егоровой передавали по радио, их публиковала районная газета и московские коллективные сборники «Молодая гвардия» и «Утро». Но ее книга, на которую она так надеялась и которую ждала, вышла только через десять лет после смерти поэтессы, в 1997 году.
 
  Другой долгопрудненский поэт Виктор Свистунов, окончивший Шереметьевскую среднюю школу, Лобненский индустриальный техникум и Московский авиационный институт, вернулся из Болгарии и привез оттуда объемную книгу стихотворений «Вопреки всему» /София, 2000/.
 
  «Какая чудная погода
  Стоит у моего двора!
  И льется солнце с небосвода,
  Как с крыши талая вода».
 
  Предисловие к этой книге написал известный болгарский поэт Лучезар Еленков, член Союза болгарских писателей и директор газеты «Болгарский писатель».
  «Я с интересом прочитал сборник стихов Виктора Свистунова. Вернее, не читал, а сопереживал. И когда начал писать эти строки о поэте, моем сверстнике, стремился, насколько это возможно, взглянуть на мир глазами автора — через призму его наблюдений, чувств, поэтических обобщений, видений, страсти, любви и боли. Места, города, районы, где жил, работал и творил Виктор, мне знакомы. Я там бывал, и все еще порой вижу их в пестром калейдоскопе воспоминаний, как серию картин — мгновений любой долгой или краткой, бурной или спокойной жизни.
  Сколько опорных точек крепят стихотворения в этой книге! А какие расстояния! Физические. Духовные. От Камчатки в России до Долины роз в Болгарии, от Киева до Софии, от Москвы до Варны, от Шереметьева до Шипки...
  Родина — главная тема для Свистунова. Она — лейтмотив всего сборника. Родина — основное чувство, которым проникнута вся философия человеческой жизни, особенно когда она в беде:
 
  „Возродится Россия, я верю,
  Ведь не раз поднималась она.
  И залечит любые потери,
  И счастливою будет сполна“.
 
  В этом мире сведения мелочных счетов и жалкого дрожания за собственную судьбу подлинные стихотворцы, признанные и неизвестные, удивляют своим бескорыстием и неучастием в общей суете. Они — часть Родины. И так будет всегда. И никогда они не упрекнут Родину, не рассердятся за непонимание, за суровое к ним порой отношение.
  Проблема смерти и непреходящей ценности человеческих дел — также постоянные темы стихов Виктора Свистунова. Ваганьковское кладбище в Москве, где, как маленькие островки страдания и любви, могилы матери поэта и его незабываемых поэтов — Есенина, Высоцкого, Окуджавы, — не только место вечного покоя, но, прежде всего, оазис для очищения души, веры в то, что в нас и вне нас — небытие. Ваганьковское кладбище — альтернатива могил у Кремлевской стены. А, может быть, они взаимно дополняют друг друга? Так ли это — только время покажет! Все мы грешны, но и праведны! Там, где второе важнее первого, человек остается в иконостасе своего Отечества. Ваганьково всегда будет преобладать над Кремлем. Не только благодаря своей скромности, отсутствию пышности и преукрашенности — ведь перед смертью все равны, а, прежде всего, благодаря волшебству, магии, присущей не вождям, а поэтам, бессмертию и искренности слова. И об этом уже давно сказано: „В начале было слово...“
  Особые чувства и преклонение Виктор испытывает к природе родной земли. Она лечит и спасает от одиночества и отчужденности человека, заключенного в бетонные клетки города. Одинокий одуванчик словно оживает и ведет молчаливый диалог с мыслящим созданием природы — человеком. Ведь мы сами, люди, так часто остаемся наедине со своими бедами и несчастьями, обрушивающимися на нас на каждом шагу в этой проклятой и прекрасной жизни:
 
  „И гордо голову вздымая,
  Он смотрит грустно на меня,
  Как будто силы собирая,
  Чтоб от беды спасти себя“.
 
  В этих строках заложен глубокий смысл. И каждый толкует его по-своему, связывая со своей судьбой, осознанной и неосознанной бедой.
  Виктор свистунов — поэт веры и страдания. Но вера для него превыше всего! Ею проникнуты и одухотворены все его стихи, потому что она стала сутью поэта — до последней фибры его души. Без веры нет любви! Любить — значит верить! Верить супруге, которая рядом с тобой, и не отчаиваться из-за рано прерванной жизни любимой дочери. Верить и в великую миссию, предопределенную в судьбе Родины, и в непреходящую и вечную миссию славянства, в его божественное предназначение — создавать духовность человечества!
  Притягательна магнетическая сила славянской речи, постоянно сопутствующей поэту в его жизни, — от Шереметьева до болгарского городка Гоце Делчев, от Дальнего востока до Скопье в Македонии. В этой проникнутой чувствами и исповедями книге Болгария занимает особое место. Она воспета в ней искренне, с любовью. Виктор Свистунов посвятил ей десятки стихотворений. Они не туристические. Не написаны мимоходом. Они порождены чувствами, переживаемыми днями, годами. Я благодарен Виктору за его любовь к Болгарии,
  Наши отечества — Россия и Болгария — были нераздельны и навсегда останутся символом самой искренней любви между двумя народами.
  С гордостью и славянской теплотой пишет поэт о национальных болгарских героях — Василе Левском, Христо Ботеве; о каменном Алеше близ Пловдива, о Шипке и Витоше, о Балканах и о Пирине.
 
  „Скоро солнце вверх поднимется
  И растопит облака,
  И над Витошью расширится
  Голубая синева“,
 
  Невозможно сказать все в кратком предисловии к стихам Виктора Свистунова. Но я их прочувствовал. Попытался, насколько это возможно, увидеть мир его глазами. Поэт смотрит на жизнь изнутри наружу, мир же проникает в него извне внутрь. Поэт полон радости, муки, страданий и веры. Последнее — самое важное и ценное в его жизни.»
 
  В 1998 году долгопрудненский автор Александр Дудников выпустил первую книгу стихотворений «Гармония созвучий». Мы сидели на лавочке возле дома Александра в деревне Щапово, и я спросил его: «Когда Вы написали первое стихотворение?»
  — Первой книгой, которую я прочитал и полюбил, был роман Джека Лондона «Мартин Иден». Его главный герой, «теоретический ницшеанец», стремится стать писателем. А первое стихотворение написал я в 1961 году перед полетом Юрия Гагарина, когда мне исполнилось шестнадцать лет. Космонавты рвались тогда в неизведанное небо, а я тянулся к не менее притягательной и таинственной литературе. Моя мама, заслуженный учитель Российской Федерации, более сорока лет неизменно преподавала литературу в нашей шереметьевской средней школе, а начинала свою преподавательскую деятельность на Кавказе. И любовь к русской словесности, видимо, вошла в меня с молоком матери.
  — Нужно ли поэту скрывать некоторые негативные чувства и странные абсурдные мысли?
  — Некоторые интимные нюансы человеческих мыслей и переживаний хранятся не для светской литературы, а для церковной исповеди. Но когда я пережил нежданное предательство любимой женщины, я написал откровенные стихи о любви огня и воды. Эпиграфом к этому «самовыразительному пассажу» я выбрал таинственные слова неизвестного восточного мудреца, утверждавшего, что Вселенная объединяет Ничто и Все.
  — А. С. Пушкин не подавлял ни чувство зависти, ни мстительные мечты. «Зависть — сестра соревнования, следственно из хорошего роду», — писал он. Александр Сергеевич мечтал издать язвительную книгу карикатур и эпиграмм. Каково Ваше отношение к сатирическому жанру, который нарушает библейскую заповедь «не судите»?
  — Я люблю юмор и сатиру. Спустя двадцать лет после полета Гагарина в Московском клубе афористики я прочитал такую шутливую фразу: «Он сказал: „Поехали!“ и спустил курок». А зависть я перевожу в радость, радуясь тому, что не я, а кто-то другой нашел удачное слово или выражение. Сатира — не прямое осуждение. Ирония — не суд, а некое меланхолическое состояние, из которого есть выход и которое освобождает человека от жестокой детерминированности жизненных обстоятельств. Анекдот — малая форма поэзии. Нам клоун строить и жить помогает!
  «Каждого человека искушают его же собственные желания», говорит апостол Иаков. Но можно отмежеваться от тех акустических и зрительных образов, которые соблазняют людей по лукавой воле режиссера, возжаждавшего дешевой популярности.
  — По мнению Александра Блока, труд художника состоит из одного процента вдохновения и девяноста девяти процентов упорной черновой работы. А вот Анна Ахматова писала: «И просто продиктованные строчки ложатся в белоснежную тетрадь». Какие отношения с Музой у Вас?
  — В молодости я писал довольно много стихотворений. Но и многие ранние экстравагантные тексты сжигал по настоянию более зрелых, или более зрячих, друзей и писателей, которые предупреждали меня, что за такие-то строки меня могут и посадить. Пепел удобряет поэтическую землю. Но уничтожать написанное тяжело потому, что стихи, даже несовершенные и ненапечатанные, согревают душу. И вскоре я перестал предавать огню свои произведения. Я стал дарить их людям, которым они нравились. И мои строки пропадали, но — в среде любителей поэзии.
  Нередко в автобусе или в электричке приходится браться за карандаш и записывать нежданно блеснувшие вдохновенные мысли и образы. И все же вдохновение — это работа сердца, ума и души, даже если его терпеливо ждешь месяцами. И вдохновение зрелого возраста напоминает выдержанное вино, в отличие от юношеского вдохновения, которое подобно еще не перебродившему соку.
  — Может ли нравственно неполноценный человек, мошенник или лжец, написать полноценное стихотворение?
  — По отцовской линии я — земляк Порфирия Иванова, народного философа и целителя из Ростовской области. Однажды при встрече он рассказал мне притчу о цыгане. Цыган со своей матерью пришел к Иванову и спросил: «Можно ли цыгану украсть корову, а не лошадь?» «Можно», — ответил Иванов. Через некоторое время приходит мать без сына-цыгана и жалуется: «Сын украл корову, а его посадили». «Так он же хотел этого», — заметил Учитель.
  А лжец, по апостолу Иоанну, это тот, кто отвергает Иисуса как Мессию, Сына Божьего. Такой человек — антихрист. А поэзия — божественна и светла, она ниспосылается Богом.
  — Многие романсовые тексты заполнены поэтическими штампами и общими местами. Неужели романсы держатся только на музыке, власть которой безраздельна и неизбывна?
  — Романс неизвестного автора 19-го века «Когда б я знал напрасно жизни силу...» созвучен 20 веку и содержит эмоциональную и смысловую энергетику 21-го века. Я пою, например, романс «Улица, улица, ты, брат, пьяна...» так, чтобы он звучал современно и как бы обретал новую жизнь. Романс — это маленький спектакль. И в нем музыка и текст должны гармонично дополнять и поддерживать друг друга.
  — Не опасно ли для поэзии «царство матерьялизма, т. е. женщин и врачей», как однажды выразился Лев Толстой?
  — Поэзия сама — царство. Но — свободное царство человеческого духа. И она не боится никаких деспотических поползновений.
  — Что бы Вы ответили Николаю Некрасову, который советовал: «Теперь такое время. Злобы побольше!»?
  — Я пишу и на злобу дня, и на вечные темы — в зависимости от состояния души. Отвечаю эпиграммами на зло, не сердясь на него, но иронически обличая. Но говоря о низменном, поэт неизбежно тоскует о высоком и постоянно стремится к нему.
  — Ваш девиз?
  — Бороться, искать, найти и не сдаваться!
  Напевная традиционная Муза-отроковица Александра Дудникова не торопится обрести необходимые в полнокровной поэтической жизни творческое самостоянье и необщее выражение уверенного художественного лица. Но внимательная читательская душа все-таки, если не влюбленно и восторженно, то благосклонно и доброжелательно, отзывается на чужие смутные душевные порывы.
 
  «Дорогие пруды,
  Золотые сады,
  Сон березки
  У самой воды».
 
  А при вдумчивом рассматривании дудниковских авангардных и квазифилософских речевых конструкций возникает не чувство легкого духовного родства, которое обычно объединяет улыбающихся людей, услышавших веселый рассказ, но чувство настороженного удивления и даже недоверчивого изумления, словно при взгляде на таинственный равнинный дуб или на нежданного лесного лося, чьи медленные думы и неудержимые страсти странно ощутимы и в то же время никогда в полной мере непереводимы на привычные слова скудного человеческого языка.
 
  «Аннигиляция плоти и чувств!»
 
  Но «что было, то и будет», — напоминает каждому мыслящему человеку пророческий голос печального Екклесиаста. И никому не ведомо, какие чудесно сохраненные культурные знаки останутся на обновленной земной равнине после очередной глобальной катастрофы, когда наша изможденная цивилизация погрузится, подобно безнадежной Атлантиде, в мутные воды безмолвного времени: блистательные метафорические тузы из игровой колоды знаменитого на весь мир А. Вознесенского или скромные червонные и пиковые шестерки и семерки Александра Дудникова, поэта, широко известного в тесной родственной и дружеской среде.
 
  «Бог-огонь, поедающий знанья,
  Подающий знаменья и знамена».
 
  Ирина Дудникова, жена Александра, тоже пишет оригинальные тексты. Свет, который «от себя летит — к себе стремится», и «солнца зерна золотые». Молитва, которая омывает «как чистая вода», и звезды, наши «родственники во Вселенной», ибо «мы — их отраженье на Земле». Наша речь, «Космоса живого порожденье», o и человек, который научился сгущать материю и, «как сок из плода, выдавливать энергию». Наука, которая «лазерным лучом, как топором, крушит Живое», и вдохновение, «дитя Гармонии всеобщей». Эти беспредельные сферы вселенского бытия и человеческого духа свободно вмещаются в двадцативосьмистраничную книгу Ирины Дудниковой «Благодаренье Свету» /Москва, 1998 /.
  Триединый онтологический ствол ее поэзии поднимается, как дерево из земли, из народной философии Порфирия Иванова, христианской символики и научных теорий или прозрений.
  Дудникова добивается особого стилевого своеобразия, смело сопрягая инверсированные синтаксические звенья, характерные для высокой архаической поэтики, и слова и выражения, рожденные в новейшие времена: «все силы напрягая души своей» — «на тонкой пленке биосферы», «нас волны мощные несут событий» — «моделируя процессы в микромире», «аромата свежесть и красок торжество» -«плоды цивилизации», «животворящее разлито начало в Природе» -«второй закон термодинамики».
  Душа автора пропитывается тайнами философской поэзии, проходя, словно сквозь незримые облака, сквозь нетленные энергетические поля Михаила Ломоносова, Федора Тютчева, Александра Чижевского и Николая Заболоцкого.
  Но стихотворения Ирины Дудниковой оригинальны не только по содержанию, но и по форме. Поэтесса, словно древние певцы, торжественно и плавно распевает авторские космические былины, не прибегая к лукавой помощи традиционной рифмы, которая нередко уводит доверчивого стихотворца на облегченную колею избитой мысли.
 
  «Открыта для людей Природы книга.
  Чиста Она и замыслы Ее чисты.
  Но только тот в ней прочитать сумеет,
  кто сердцем так же открыт,
  и чистоту сберег,
  и выстрадал познанье».
 
  Книга Ирины Дудниковой «Благодаренье Свету» уже стала библиографической редкостью потому, что выпущена для немногих и избранных, а именно, для поэтов и друзей, в пятидесяти экземплярах.
  Когда российским литераторам дали желанную свободу, они, естественно, возликовали несказанно. Красота! Пиши, что в голову взбредет, и издавай книги за свои кровные хоть каждую неделю! Но больно уж дорогой оказалась выстраданная писательская свобода. Нужно вкалывать, по крайней мере, год, не тратя из зарабатываемой суммы ни рубля ни на хлеб, ни на колбасу, ни на ботинки, ни на пальто, ни на метро, ни на электрички. И, коли не загнешься от подобного невозможного неоспартанского образа жизни, тогда, светлая творческая голова, может быть, и накопишь на тоненькую, худенькую и бледненькую книжицу. Ну, а поэты, следуя пушкинским заветам, остаются неисправимыми бродягами и бессребрениками, беседуют о «Шиллере, о славе, о любви» и мечтают по-блоковски напропалую о какой-то «тучке жемчужной» и некоем «веке золотом», а не о презренном металле.
  Вот и приходится бардам и творцам возвращаться к испытанному и покуда не забытому полуподпольному «самиздату» — не из-за цензурной тирании, как раньше, но по причине хронического безденежья.
  А меценаты и спонсоры? — скажете вы. Да, гладко было на бумаге, да забыли про овраги. Ищи-свищи этого мецената или спонсора как ветра в поле! Им не до родных ямбов и анапестов. Их заворожили Канарские острова и атлантические круизы.
  И решили долгопрудненские поэты сами позаботиться о себе. Благо, в роли компетентного издателя выступил деятельный и неутомимый Михаил Ластовцев, писатель и кандидат технических наук из поселка Шереметьевского. Он дал название домашнему издательству, он отыскивал бумагу, он набирал на персональном компьютере художественные тексты. То есть сам себя издавал. И не только себя.
  Итак, дорогие любители наисовременнейшей русской поэзии, налетайте, покупайте, читайте новые поэтические книги, которые в 1999 году вышли в новорожденном издательстве «Лама»! «Свет в окне» Александра Дудникова, «Радость» Василия Комарова, «Ушедшее» Михаила Ластовцева, «Летописец января» Ильи Макарова.
  И вы, уважаемые музейные работники, не медлите, пожалуйста, и приобретайте уникальные малотиражные издания, которых вы днем с огнем не найдете ни в одном российском книжном магазине и ни в одной библиотеке! Иначе в ныне творящейся трудной и скрытной истории литературного творчества родного края останутся досадные и невосполнимые пробелы.
 
  Что же все-таки остается? Одно-единственное стихотворение или только имя? Нам не дано предугадать неисповедимые пути. Я слушал его и видел неугомонного воробья на весенней шереметьевской платформе, веселую русскую девушку в красном сарафане и сурового солдата, который обезвреживал найденную мину. Куда после преждевременной смерти Владимира Климова запропали эти разные, задумчивые и бесшабашные строки, несовершенные, но несомненно отмеченные благодатными знаками Божьего дара?
 
  «От нетерпения сгорая,
  В кустах посуды наберем.
  Так принимай хрусталь наш, Рая,
  А то с похмелья мы помрем!»
 
  К великому сожалению, беззащитные рукописи и в огне горят и в воде тонут. А Володя, сколько я ни напоминал ему, никогда не посылал написанного ни в московские альманахи, ни в районную газету. Может быть, он попросту радовался чудесному появлению из ничего протяжной песни в народном духе или непритязательной поселковой зарисовки и больше ни о чем не заботился? «Ибо мы ничего не принесли в мир; явно, что ничего не можем и вынести из него» / Послание к Тимофею, глава 6:7 /.
  Он переписал и подарил товарищу одно-единственное стихотворение, которое неизменно вызывало задорные улыбки и одобрительные возгласы друзей и земляков.
 
  «Сообразим бутылку водки,
  Дерябнем, прячась от ментов.
  И вот веселою походкой
  Выходим снова из кустов».
 
  А читал Володя часто и по первой просьбе, и даже без особого приглашения, по собственному желанию. Так однажды, выйдя из больницы, из легендарной «двадцатки», он нежданно встретил на платформе меня, трезвого и безденежного стихотворца, и Валентина Голубенко, терпеливого киноактера, давно ждущего желанной звездной роли, и раскрыл недавно исписанную тетрадь — до прихода очередной электрички. Так и в другой раз он, беззубый, гибнущий и неунывающий, долго и самозабвенно знакомил меня с новыми стихами после второй рюмки вожделенного и доступного в то время и для грузчика и для сторожа молдавского коньяка, который мы закусывали жареным луком, потому что никакой другой закуски или еды в его доме не было. Что остается?
 
  «Как хорошо в поселке нашем.
  Всегда достанешь здесь вина.
  Возможно, есть поселки краше,
  Но Шереметьевка — одна!»
 
  В 2000 году у Ильи Макарова к его двадцативосьмилетию вышла книга стихотворений «Оберег». Лирический герой долгопрудненского поэта, наделенный необычной возвышенной зоркостью, у себя дома в неширокой стандартной комнате провидит неожиданные, вольные, романтические Алые Паруса:
 
  «Быть может, все это усталость,
  Иль просит простора душа.
  Мне в зеркале днем показалось,
  Что парус проплыл не спеша».
 
  А также свободно преображается в различные природные объекты, словно по мановению волшебной палочки неистребимого символизма:
 
  «Я был лучом, пронзающим пространство,
  Я был волной, идущей из глубин».
 
  Беззащитной непосредственностью и наивной доверчивостью веет от макаровских воспоминаний, когда «окно в старый сад не закрыто» и «сны приходят из раннего детства». Это уже намного позже появляются напряженные раздумья и неизбежные волевые установки :
 
  «Надо жить без страха умереть...
  И за грань последнюю смотреть
  Надо с упованьем и надеждой».
 
  В наиболее художественно полноценном разделе «Оберега», названном «Магический круг», особенно выделяются стихотворения «Пробуждение», «Летняя гроза», «Небо темно-голубое...» В этом же разделе разъясняется название книги, говорится, что и почему поддерживает и бережет ранимого поэта, а, может быть, и не только поэта, в неласковом и трагическом мире:
 
  «Оберега в мире лучше нет,
  Талисмана нет тебе вернее,
  Чем стихи, в которых только свет.
  Пусть судьба не легче, но светлее».
 
  Ну, а главное, конечно, в особом и постоянном любовном отношении к окружающим людям и первозданной природе, о чем и спрашивает автор созданную из мужского ребра райскую женщину Еву:
 
  «О чем тебе голубка ворковала?
  О том, что быть могло и не сбылось?
  О том ли, что любви земной начало
  Способно повернуть земную ось?»
 
  Наверное, нелегкие и даже мучительные поиски своего неповторимого поэтического стиля продолжатся и продлятся. Но несомненно одно: как воплощенная в опубликованные строки просветленная надежда на будущее художественное развитие молодого таланта стихотворная книга Ильи Макарова вполне удалась.
 
  Первая книга Елены Панкратовой «Белая голубка» вышла в 1995 году. Ее рассказы появлялись на страницах долгопрудненской газеты, в районной газете «Родники», в альманахе «Долгие пруды», в ежегоднике «Сельский календарь» и в журнале «Муравейник». Она была награждена дипломом Управления культуры Долгопрудного за произведения, присланные в 1996 году на городской литературный конкурс «Край родной». В 1998 году была издана ее вторая книга «В душе моей».
  В отзывчивой и сострадательной душе главной героини панкратовских воспоминаний живут, надеются, размышляют, радуются и тревожатся ее родители, бабушки, дедушки, родственники, подруги, друзья, овчарка Боцман, лесной еж и дикая голубка. Непосредственные повествования Панкратовой сами собой складываются в густонаселенную, подробную, задорную, временами печальную семейную хронику: «Я помню бабушку, Анастасию Алексеевну, директора Лихачевской средней школы и преподавательницу литературы и истории. Она рассказывала мне, как повстречала своего будущего мужа в педагогическом институте, а в 30-е годы его, арестованного ни за что, потеряла. Она учила меня любоваться зелеными летними лесами, желтыми осенними полями и вечно синим небом, а перед сном читала мне „Князя Серебряного“ и отрывки из Библии.»
  Совестливому писателю суждено, подобно многомудрому Одиссею, постоянно испытывая свою волю и свое умение, двигаться вперед по узкому и зыбкому руслу между роковой Сциллой жизненной правды и гибельной Харибдой художественной лжи, а после горькой удачи, сопряженной со скорбными потерями, с головой погружаться в мертвую воду своевольного вымысла и в живую влагу непреложной действительности. И, несмотря на то, что никакая вдохновенная сивилла не поделится последней тайной, которая сберегает былые переживания и думы в первозданной цельности, непосредственности и чистоте, Елена Панкратова своими правдивыми повествованиями возвращает утерянному миру трепетное дыхание прожитой, незабвенной и неизбывной, неуничтожимой жизни, чтобы, как дождевые капли, давно погребенные земными недрами, низвергались на луга и леса прошлые мгновения, чудесным образом возрожденные и продленные благодаря податливому и непокорному слову — прерывистому или плавному выдоху незавершенного бытия; чтобы настороженная душа, словно вечерняя роща — сумеречными воздушными клубами, жила благодарной памятью о родных и близких людях, о найденном голубом и прозрачном камне, о легендарном деревенском отщепенце и о нежданной белой голубице, выпущенной из неловких рук местного голубятника или посланной Всемогущим Богом.
 
  В начале 21-го века в альманахе «Долгие пруды», который редактировал долгопрудненский писатель Николай Поземкин, были опубликованы замечательные стихотворения лауреата премии имени М. Горького Сергея Щербакова, когда-то окончившего долгопрудненскую школу № 5, и новые рассказы долгопрудненского прозаика, члена Правления Союза писателей России, лауреата Пушкинской премии Ивана Подсвирова.
 
  «Нельзя судить царя сегодня, если он жил вчера». Я прочитал эту недвусмысленную строку члена Союза писателей России Николая Поземкина в его книге «Царство русского духа» / Москва, «Летопись», 1999 / и задумался. Почему же автор, явно противореча самому себе, безоглядно судит и бывших коммунистов /«Вы восторгались морем крови, Предав великие дела...» /, и князя Владимира / «На слово русское запреты Вводил Владимир Мономах...» /, и Алл

  • Оценка: 0
    • Отобразить местоположение

Комментарии (143)

RSS свернуть / развернуть
0
avatar
:-o капец!!
в Хлебниково - резервация чурок, в на Новодачной - китайцев!!!
Окружают.... :cry:
0
avatar
asm +10.27
Это скорее трабл для Северного, и Лианозово, чем для Долгопрудного.
0
avatar
variag -0.69
так уверен зы ;-)
0
avatar
Сколько километров было от черкизона до мкада?
Километров 5 не меньше и при этом вся округа, в том числе за мкадом, была заселена друзьями с востока.
От планируемого места строительства, до долгопы, меньше километра. Ох блин и вырастет цена на аренду хаты в городе.
Живут только они человек по 8-10 в однушке.
0
avatar
таня-1 0.00
А ОНИ КВАРТИРЫ БУДУТ В ДОЛГОПЕ У СТАРУШЕК СНИМАТЬ!
0
avatar
А Путин с Медведевым трепятся что надо свою экономику поднимать. Неужели Китай это наша экономика?????????????
0
avatar
Джокер +7.63
Точнее мы - экономика Китая.
0
avatar
Джокер в точку попал!
0
avatar
А что вы хотите? Две полюсных супердержавы уже есть. О былом величии нужно забыть, и чем скорее, тем лучше. Нация годится только на дрова, и то - хорошо!
0
avatar
дрова на спирту неплохо видимо горят :)
0
avatar
SubEditor +47.28
Мнения не справшивают у всей России.
0
avatar
Единая Россия вперед!!! Продавай Россию, уничтожай славян!!! Путину СЛАВА!!!
0
avatar
Джокер +7.63
Варяг, я никак не могу понять... ты православный или язычник :?
0
avatar
советую просто игнорировать его ссылки, чтобы не травмировать свою психику
PS как истиный коммунист он должен быть атеистом
0
avatar
variag -0.69
почему коммунист должен быть атеистом :? травмировать ;-) какой вы нежный как страус голову в песок типа мне плевать что во круг меня ;-)
0
avatar
"Религия есть опиум народа, — это изречение Маркса есть краеугольный камень всего миросозерцания марксизма в вопросе о религии. Все современные религии и церкви, все и всяческие религиозные организации марксизм рассматривает всегда, как органы буржуазной реакции, служащие защите эксплуатации и одурманению рабочего класса" (c)В.И. Ленин
0
avatar
asm +10.27
В те годы, когда Маркс это говорил, опиум был чем-т менее порочным, чем алкоголь, плюс обезболивающим.
0
avatar
ну.. все меняется. когда-то и религия была де-факто необходимостью в обществе
0
avatar
variag -0.69
дагу это не понять не чего личного
0
avatar
Вы бы грамотно писать научились....
Хотя, пролетариату "это не понять не чего личного"
0
avatar
Ведун +3.97
на руси никогда не было язычества.язычник-это не говорящий на языке(не рус).Русы всегда были православными-то есть славили Правь(прапредков и Бога Вышня).
0
avatar
На Руси и секса никогда не было ;-)
0
avatar
Так для информации: в 20-х годах прошлого века,в Архангельских краях комуняки уничтожали целые языческие деревни, где процветал порой и канибализм, на языческий праздник "ивана-купала" голову девственницы сплавляли на венках, а вы говорите о православии каком-то.. Историю друг надо знать. И если честно то и православие часть язычества, постараюсь объяснить: как можно живого Бога поместить на картинку и поклоняться Ему? В Библии ясно написано: "не поклоняйся никакому изваянию, изделию рук человеческих, но чти Господа в сердце своем"., и как Вам такой поворот? Может проще самому ознакомиться со словом Божьим, а потом что-то писать?
0
avatar
variag -0.69
сектанских книжик начитался .. в какой библии которую сексанты раздают 2 половина комм. из секбиблии ;-) вообще здесь тема другая ..
0
avatar
Да нет,это даже в православной написано,а тебе было-бы полезно хоть с этой ознакомиться, а не строить из себя умника какого то.А написал не потеме, в ответ такому же всезнайке.
0
avatar
asm +10.27
Отеизъм форева!
(про головы девственниц не знал. какой вообще смысл в голове девственницы? Смысл девственницы в другом месте находится :)))
0
avatar
юмор-юмором, а факт- упрямая вещь.Почему голова- честно не знаю, врать не буду.Может так какого то духа ублажали, не знаю..Но это правда. Об этом много писал православный поп, которого при подходе к своему дому зарубили (не помню его фамилию), вот так вот...
0
avatar
asm +10.27
Про питие младенческой крови иудеями попы тоже писали :)))
У них работа такая - врать с утра до вечера.
Во благо, разумеется.
0
avatar
а я сначала прочитал "голые девственницы сплавляли на венках" )))) прям по фрейду...
0
avatar
и вам для информации,дорогой мой,советую поинтересоваться кто писал эту самую библию и историю.писал её Казимо Медичи,когда один из его подопечных изобрёл такую вещь,как печатный станок и писал этот прожжёный иудей и библию и историю так,как было выгодно только ему и наплести про русов ему было раз плюнуть и про головы и про лдоедство,лишь бы выгородить свой тотем яхву(иегову),а славянское православие певратить в тёмное язычество.
0
avatar
и еще раз(последний)для просвещения: православие, равно как и католицизм, корнями своими глубоко уходит в иудаизм. И господь наш Иисус Христос, из колена Иудина, еврей от евреев(прожженый как Вы выразились).И Руси как таковой сколько лет?(причем Киевской), а город Ур, с кторого вышел Авраам, так при раскопках этого города, археологи канализацию обнаружили, а в это время, Русичи хавали друг-друга, и в землянках жили, вот гордость за наших предков, да.И почему, мы такие правильные и могучие, как все твердят по всюду, вот только живем хуже тех же евреев, не говоря о европейцах? Есть одна хорошая мудрость: если ты такой умный, то почему такой бедный? Где проповедовалось Евангелие, там начиналась всеобщая реформация(пример Европа), а где помыкали народом, там то, что мы видим сейчас за окном. Только Ленин начал ликбез(ликвидацию безграмотности), а в средневековье, простой крестьянин читал библию, он был грамотен значит. А в Библии дорогой мой, написано про между прочим: люби жену, воспитывай детей, работай и как можно больше, уважай стариков, слушайся начальника,не бухай, не ври, не воруй, не прелюбодействуй..., и т.д.Вот поэтому Европа такая, а правосланая Рассея такая.Вот Вы и бьете себя в грудь,доказывая и утешая самого себя, что мы лучше. Нашли чем гордиться, в натуре, тут плакать нужно, а он гордится чем то не понятным. Я люблю Россию, и в тоже время мне жалко ее, честно, жалко. И помыкают нами власти, потому, что по сей день, они считают нас стадом баранов, понимаешь? И православие сыграло в этом не последнюю роль. Ведь как удобно манипулировать неграмотными массами..Вы ведь верите вслепую любому поповскому высказыванию, вместо того, что-бы открыть писание и самому прочесть..И кто написал Библию не так уж и важно, важнее как Вы к ней относитесь, и какое место вы ей отделили в своей жизни, вот что важно.
0
avatar
variag -0.69
///////////////////////////////////////////////////////////
0
avatar
variag -0.69
здесь тема китайский черкизон способны ли жители долгопы бороться с этим злом мало нам засилья азиатов в хлебниково . пока между собой выесняем отношения в долгопе коренными жителями будут китаезы как на дальнем востоке вам это надо :? тогда дальше поливайте друг друга гряью.
0
avatar
variag -0.69
и живите в дерьме хрюкая друг на друга.
0
avatar
variag -0.69
сорри грязью зы ;-)
0
avatar
ЮПП +11.37
В общем можно согласиться, но. к примеру, мои деды и бабушки окончили церковно-приходские школы в деревнях еще при царе. Так что ликбез начался раньше. В Великом Новгороде грамоту знали еще до основания Москвы (не все конечно).
А понятие "русичи" - это вообще отдельная тема. Различные племена финно-угров, славян и "понаехавших" варягов жили очень по-разному.
0
avatar
Если ты такой умный, почему ты такой бедный? Один дурак эту глупость ляпнул, а остальные повторяют. Получается, что цвет России,- это Абрамовичи с Дерипасками?
Циалковский, Королев, Миль, Камов несметных богатств не нажили. Я уж не говорю про обычных воспитателей детских садов, учителей, врачей, рабочих, инженеров которые, следуя Вашей логике полные идиоты.
Пока русские поливают друг друга грязью, обсуждая сказки столетней давности, хачье и чурбанье захватывает нашу землю!
Правильно только то, что полезно русскому народу!
0
avatar
Джокер +7.63
Sieg Heil !
0
avatar
а разрешите поинтересоваться, каким боком Циолковский (поляк) Королев (украинец)и Миль (еврей) являются русскими?
0
avatar
variag -0.69
таким боком как и неизвестнй ;-)
0
avatar
Джокер +7.63
Выходит не важно кто ты, главное правильным боком повернуться и можно богатеть, не вызывая ядовитых слюней у некоторых этно-антропологов на этом сайте? :-D
0
avatar
а я не русский. я "лицо кавказской национальности", я осетин
0
avatar
Циолковский поляк, Миль еврей, Королев вообще город, да и не Королев он на самом деле, а Кенигсберг. Только какое отношение это имеет к моему посту? Где в нем говориться, что эти люди русские или, быть может, Вы не согласны, что они принесли пользу России.
0
avatar
Пока русские поливают друг друга грязью, обсуждая сказки столетней давности, хачье и чурбанье захватывает нашу землю!
Здесь под "русским" подразумевается россиянин, или русский по национальности?
А где грань между просто нерусским и хачьем/чурбаньем?
0
avatar
русскому народу = жителям России? или
русскому народу = этническим русским?
0
avatar
variag -0.69
неизвестный так вы осетин или лицо кавказкой национапьности :? ;-)
0
avatar
variag -0.69
;-) ;-) ;-) ;-) :?
0
avatar
а Осетин - не кавказец по-вашему?
0
avatar
Anna-5 +13.86
Грань в том, что хороший человек свою малую родину не предаст и не покинет на произвол судьбы... Живет на ней, холит и лелеет свою родину - достойный осетин/армянин/грузин/узбек и т. д. :idea: :idea: :idea:
0
avatar
variag -0.69
анна вы правы :idea:
0
avatar
variag -0.69
сорри дополнение
0
avatar
какие же все-таки они нехорошие - Циолковский, Миль и Королев! Ай-яй-яй!
0
avatar
работали не ни благо своей родины.
0
avatar
variag -0.69
:? :? ;-)
0
avatar
Anna-5 +13.86
Вообще-то поляки и украинцы братья по крови русским. :idea:
0
avatar
Джокер +7.63
Ну вот, как я и говорил, дошли и до этно-антропологии.
Напрашивается вопрос: поляк или украинец, "покинувший малую родину", которую он должен был "холить и лелееть", и заселившийся напротив ТРЦ РИО - это "хачье-чурбанье"?
0
avatar
variag -0.69
пора :idea:
0
avatar
variag -0.69
:lol:
0
avatar
Anna-5 +13.86
А я послушала, и есть много чего ответить на все эти куплеты :-D НО если кратко: зависливые, неталантиливые, недалекие (петь то реально не моггут только читка) парниши. ТО, что москвичи не работают - брехня. Кого я знаю все ВКАЛЫВАЮТ до 2 ночи, выходные тоже "на старте". Коренную интеллигенцию из коммуналок центра выселили на окраины. Ой, писать можно бесконечно.
0
avatar
Джокер +7.63
Вот здесь вы сели в лужу :-D Прежде чем называть Noize MC завистливым, бесталанным и не умеющим петь парнишей вы бы для начала погуглили кто это.
А суть песни была не в том, что москвичи не работают, а в том, что Москву делают приезжие.

А это вам бонус трэк от Noiz"a )))))) http://www.youtube.com/watch?v=xAmAM1U5aYw
0
avatar
variag -0.69
москву делуют приезжие ;-) уж не такие как вы джокер дагистанец с такими бонусами треками от гастрабайтаров.такой музон каторый вы слушаетк говорит н вашем развитии как человека как говорится комм. излишни :-D
0
avatar
variag -0.69
..........................................................
0
avatar
Джокер +7.63
Нет, не такие, а те, о которых пелось в песне. А во вторых, с каких пор парни из Смоленска считаются гастарбайтерами? :-D И не стоит судить о людях по приведенным к слову ссылкам и музыкальным вкусам, ибо еще древние римляне знали, что de gustibus non disputandum est. Кстати, означает ли твоя ссылка, что ты смотришь исключительно фильмы 1941 года? :-)
0
avatar
variag -0.69
джок...1ссылка не означает что смотрю исключительно фильмы 1941 года ....2 смысл ссылки как и саму песню вы не поняли :-) :-) :lol:
0
avatar
Джокер +7.63
variag,.. 1. ссылка не означает, что я слушаю такой музон... К этому я и вел. ;-) 2. а я вроде о смысле ссылки и песни ничего не говорил. :-)
0
avatar
variag -0.69
о смысле ссылки не говорил :-) а смысл поняли :?
0
avatar
variag -0.69
:? :lol:
0
avatar
Кого я знаю все ВКАЛЫВАЮТ до 2 ночи,
:-D :-D
откуда же тогда пробки, начинающиеся с 6 вечера, и заканчивающиеся ближе к 10? или это хачье и чурбанье по домам разъезжается с рынков и строек на личных авто? отчего же нет пробок в 2 часа ночи когда москвичи домой едут?
0
avatar
Anna-5 +13.86
А чего им ехать :-D они в Москве живут :-D Стоят в пробка областные ;-)
0
avatar
забавно.. Т.е. если следовать нарисованной Вами картине - типичный москвич идет в 2 часа ночи пешком домой? :))))))
покажите мне такого!!!!!!!
0
avatar
Вообще-то поляки и украинцы братья по крови русским.

Вы скажите это полякам, вот они удивятся и обрадуются )
0
avatar
BORMAN +6.73
Она наверно бендеровцев имела ввиду :-D
0
avatar
Он просто маленький сектант
0
avatar
Anna-5 +13.86
Андриевский, Трофимчук - китайцы? Сами предаем свою землю,мерзко как. Интересно армяне у себя в Армении строят/ведут такие дела....
Мы сами во всем виноваты. Надо самим идти во власть и хоть как-то помогать людям.
0
avatar
Даже не пытайтесь! Мужчины сожрут. У самих осталось силенок только на мелкую грызню и невеселый стеб, а нормальных теток во власть - НИКОГДА не пустят. По логике их поведения,пусть лучше карапетяны с андриевскими рулят.
0
avatar
variag -0.69
сорри тетки
0
avatar
Кстати похоже что стройка уже началась, как проезжаешь переезд, разровняли довольно большой кусок земли по левую руку. Вобщем будет пипец полный и с въездом-выездом и в целом, городу каюк.
0
avatar
Azazello_04 +6.29
Всем учить китайский великий и могучий! :-D
0
avatar
variag -0.69
особенно относится к вам ;-) неизвестный ;-)
0
avatar
а я дюну не слушаю, хотя китайская музыка неплоха, чем она Вам не угодила? Меня больше заботят транспортные проблемы на дмитровке (пару раз имел удовольствие оценить движение в районе "садовода"), т.к. благодаря "рио" и отсутствию нормальных съездов туда, Дмитровка уже зачастую стоит благодаря разворачивающимся через карман
0
avatar
Anna-5 +13.86
Чего можно сделать? Куда писать?
0
avatar
Anna-5 +13.86
Эх, жалко нет у нас подрывников в отставке.
0
avatar
variag -0.69
:idea:
0
avatar
variag -0.69
джок а ваших
0
avatar
Ошибаетесь Анна. Отставников в военном городке больше чем достаточно, но они все в охране РИо работают. Теперь видимо с продолжающейся реформой в нашей армии решили увеличить число рабочих мест для отставников, которые обучали китайскую армию... :-?
0
avatar
variag -0.69
:idea:
0
avatar
Anna-5 +13.86
:-D
0
avatar
Вот это подарок! Спасибо всем, кто спасает китайцев и губит нас, жителей Догопрудного! " Рынок с низкими ценами на высококачественный товар"- а вы сами верите в то , о чем говорите? Негатив проявится в жуткой антисанитарии, сумасшедших пробках, ценах на квартиры (в т ч и найм),кражах и просто криминал по полной програме (забыли про убийства на Черкизоне?). Или долгопрудному мало "малой Азии" в Хлебниково, где на 1 коренного жителя приходится 5-8 азеров,включая целый городок нелегальных таджиков-побирушек? Туберкулез, дизентерия, педикулез все это в изобилии! В электричке невозможно дышать от вони и невозможности сесть из-за утренне-вечернего вояжа азеров.А тут еще и китайский рынок! СПасибо мэру Долгопрудного за нашу счастливую жизнь.Теперь точно знаю за кого пойду голосовать...
0
avatar
Во-первых это территория Москвы, так что спасибо Собянину
Цены на квартиры, в т.ч. найм на жителяж не особо должны сказаться; наоборот - появится отличная возможность задорого продать квартиру и купить в другом месте, если Долгопрудный так ужасен.
На электричке каждый день езжу и вони никакой от вояжей азеров не чувствую, а сесть невозможно потому, что электрички жодят в час пик с получасовым интервалом.
Единственное, с чем соглашусь - пробки. думаю, что в случае появления рынка, даже ценность эстакады на новодачке сильно упадет, т.к. дмитровка встанет наглухо.
0
avatar
таня-1 0.00
НОВОСТЬ В ТЕМУ, Я КАК РАЗ СОБИРАЛАСЬ ПОКУПАТЬ КВАРТИРУ В ДОЛГОПРУДНОМ. СПАСИБО ЗА ОПЕРАТИВНУЮ ИНФОРМАЦИЮ.
0
avatar
Джокер +7.63
Это смотря с какой целью брать. Если с целью сдачи в наем - то сейчас самое время. ;-)
0
avatar
ЮПП +11.37
Успокойтесь, данный рынок слишком далек от Долгопрудного, чтобы как-то существенно влиять на него. Вот "РИО" построили - почти никто не заметил, а этот еще меньше. Можно будет разок-другой туда прогуляться ради интереса.
0
avatar
asm +10.27
К культуре кЕтайской приобщиться...
0
avatar
ЮПП +11.37
Первый океанариум откроется в Москве 28 октября... на территории торгово-развлекательного центра «Рио», расположенного на Дмитровском шоссе.
Посетители океанариума смогут воочию увидеть акул, скатов, морских котиков, анаконд и пингвинов. Получше рассмотреть плавающих рыб можно будет, прогуливаясь по стеклянным мостикам. В целом акцент океанариума сделан на тематические зоны, в которых размещаются не только морские обитатели, но и сухопутные животные и птицы.
http://sob.ru/news/25322
0
avatar
Anna-5 +13.86
Народ, пишите кто куда может. Протестуйте. Из Люблино же выгнали их! Так что пишем!
0
avatar
если ты блин не ядро значит ты пипец,ху..ло!
0
avatar
Загибаеться народ а буржуй бабло гребет...
0
avatar
variag -0.69
:? ;-)
0
avatar
Долгопрудный стал китайским ну а мы свалим к нанайцам!
0
avatar
ест в долгопе власть а есть народ, кто из них существует а кто живет?кто катаеться по миру ну а кто блюет с кефиру!
0
avatar
10% может все , остальные просто чмо! пусть в инете побухтят и впустую попиз.ят!Все равно всех поимеем мы мильярдами владеем,так как вовремя схватили и страну всю поделили!
0
avatar
ЮПП +11.37
И что так бояться китайцев? Во многих столицах давным-давно существуют чайна-тауны. Лет 10 назад приятель вернулся из Канады. Снимал там квартиру по одну сторону реки, а через мост иногода ходил в чайна-таун перекусить. Через полгода вокруг него поселились китайцы. Но там из этого трагедии не делают.
Прораб на стройке многоэтажки рассказывала, что кого только не набирали в строители во время кризиса. Однажды привезли человек 100 китайцев. Они выгляделим дисциплинированными и готовыми к работе. Но, к сожалению, русского не знали, и их отправили восвояси.
А потом... когда появляются муравьи, тараканы исчезают.
0
avatar
Anna-5 +13.86
Там у них законы другие, нет угрозы бардака! А в Люблино (где сейчас все с черкизона обитают) бабушки приехали с дач, а им счета за квартиру пришли, что у них прописано по 15-20 человек! ОНи разбираться пошли, а им говорят если вы их не прописывали, то докажите! ПРиводите эти 20 человек, пусть подтвердят.
Так что у нас культорно это не пройдет. :cry:
0
avatar
Anna-5 +13.86
мдааааааааааааааааааааа. Жутко.
0
avatar
плакать будем
0
avatar
Anna-5 +13.86
Кто-нибудь может в ДЕМОКРАТОРЕ тему сделать, а мы проголосуем все :? :idea:
Как сделали по проблеме Хлебниково.
0
avatar
Nikol" K 0.00
По неофициальным данным Долгопрудненского китайскоязычного населения:
официальный сайт этого всей площадки -- http://moscow-yiwu.com/ Новость просмотрело более 100 мил кит.пользователей (данные китайских поисковиков)
пока только доступна китайская версия.
власти г.Долгопрудный об этом нам не сообщили в преддверии выборов, хотя в ответ должны были хотя активно начать строительство мостовой развязки - минимум трехуровневой (по китайскому стандарту). далее - читайте информацию в русском переводе с официальных китайских источников.
Плюсы:
для чиновников - откаты
для народа - рабочие места (возможно? для носильщиков), дешевые китайские рестораны, дешевые шмотки и стройматериалы.
Минусы:
для чиновников - минусов нет
для народа - мосты так и не построили, еще большие стояния в электричках (задействуют транспорт.узел в марке), скрывающиеся нелегалы в подвалах жилых домов в долгопе, еще больше мусора.
ТРЕБУЙТЕ КРУТОЙ МОСТ!!НА ИНВЕСТИЦИИ ГРУППЫ ТАШИР В БЮДЖЕТ МЭРИИ ИЛИ ЕЕ ТУМБОЧКУ! КСТАТИ, ЧЬЯ ТЕРРИТОРИЯ ПОД РИО?
0
avatar
Nikol" K 0.00
Информационное агентство «Синьхуа», Ханчжоу, 28 сентября, Чжан Яо

«Серое» таможенное оформление в течение последних 20 лет создавало значительные трудности для российско-китайской торговли. В будущем в сотнях аккредитованных пунктов продаж крупного торгового центра в Москве можно будет приобрести такую продукцию как текстиль и электроаппаратуру, а китайские компании, вышедшие на эту торговую платформу получат возможность легального таможенного оформления по принципу одного окна, ускорив, таким образом, темпы развития российско-китайской торговли.
Как стало известно на «Торговой недели в Чжэцзяне 2011» проходящий в это время в Ханчжоу, почти год спустя, был завершен первый этап строительства международного торгового центра Иу в Москве, который создается за счет совместных инвестиций китайских и российских предприятий. На настоящий момент уже более двухсот компаний получили аккредитацию и ожидается, что в конце ноября построенная часть комплекса будет введена в пробную эксплуатацию.
По имеющимся данным, международный торговый центр Иу в Москве находится примерно в 30 километрах от Красной площади, штаб-квартира инвестора с китайской стороны, инвестиционной компании с ограниченной ответственностью «Шифэн» провинции Чжецзян располагается в городе Иу, российский инвестор – группа компаний «Ташир», сорока процентами акций которой владеет администрация города Москвы. Общий объем инвестиций составляет 500 миллионов долларов.
По задумке, торговый центр будет представлять собой российский вариант рынка мелких товаров в городе Иу. Председатель правления инвестиционной компании «Шифэн» провинции Чжецзян Сунь Цзиньсянь заявил, что международный торговый центр Иу в Москве сконструирован в соответствии со стандартами размещения торговых мест на рынке мелких товаров в городе Иу: в здании площадью 80 тысяч квадратных метров располагаются более полутора тысяч торговых мест. Эта доработанная модель рынка мелких товаров города Иу была реализована в России, создав, таким образом, международную платформу для российско-китайского сотрудничества в области торговли.
Глава внеэкономического отдела министерства торговли провинции Чжэцзян, Чжан Шумин полагает, что создание международного торгового центра Иу в Москве как законного безопасного и удобного канала таможенного оформления сделок имеет огромное значение для китайских компаний, выходящих на зарубежный рынок.
Китайским предпринимателям в России по самым разным причинам зачастую приходилось прибегать к помощи российских компаний, берущих на себя процедуру по растамаживанием грузов, известную как «серая растаможка». И хотя подобные компании действительно помогали за короткие сроки пройти через все таможенные формальности, отсутствие каких бы то ни было экспортных документов и возможности проведения легальных расследований и привлечения к ответственности, превращало любой ввезенный из КНР товар после нелегального растамаживания в контрабанду. В 2009 году закрытие Черкизовского рынка нанесло серьезный удар по китайским предпринимателям, многие даже были вынуждены покинуть российский рынок.
В результате переговоров с таможенными ведомствами России, Федеральной Таможенной службой России был одобрено присвоение статуса «Зеленого коридора» международному торговому центру Иу в Москве. В Москве, Санкт-Петербурге, а так же еще в 5 других портах появятся специальные таможенные станции и склады, что позволит китайским компаниям быстро и абсолютно легально проходить через процедуры по растамаживанию.
По предоставленным данным, международный торговый центр Иу в Москве располагает такой внушительной инфраструктурой как складские помещения, внутренние линии передач, а также жилые помещения. Кроме того, что каждому аккредитованному в нем предприятию будет предоставлено от 2 до 3 рабочих виз, предполагается, что торговый центр создаст большое количество новых рабочих мест для местных жителей.
0
avatar
Anna-5 +13.86
Я писала двум депутатам в Твиттер - нет ответа.
Что дальше? :?
0
avatar
BORMAN +6.73
Надо ж ещё было в Одноклассники, и в Мой Мир. А ещё ВКонтакте надо было не забыть.
0
avatar
gerser-3 0.00
Не так давно это было в прошлом году.
Этот самый Черкизон собирались строить в Жулебино на 2 км от МКАД.Так весь район поднялся на борьбу.Объединились-листовки,митинги,письма депутатам,в прокуратуру...и п.т.
И таки отстояли район.Подробности здесь:
http://www.zhulen.ru/forum2/
советую принять к сведению всем,кому не безразлична судьба Долгопрудного и окрестностей.
0
avatar
variag -0.69
поговорили пар спустили все как всегда ;-)
0
avatar
variag -0.69
;-)
0
avatar
doctoriza +17.00
Зачем воевать с Россией. Мы ее захватим хитро и без всякого оружия...
0
avatar
variag -0.69
что верно то верно.
0
avatar
Инесса +0.69
Жееесть! Одни расисты и фашисты на форуме.
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.